29 ноября 2018 г. завершил перевод книги Гулько и Снида "Уроки с гроссмейстером II". Работа представляет собой одновременно учебник (2 том посвящён динамике, тактике, воображению в шахматах) и сборник партий (30 подробно прокомментированных поединков) выдающегося гроссмейстера. В текст партий включены диалоги между наставником и учеником. 

 

Предлагаю вашему вниманию отрывки из книги.

 

Содержание

 

Введение                                                                                                                   

Партия № 1 Борис Гулько – Левон Григорян (Батуми 1969)                           

Партия № 2 Борис Гулько – Александр Кочиев (Львов 1978)                           

Партия № 3 Евгений Свешников – Борис Гулько (Волгодонск 1981)              

Партия № 4 Борис Гулько – Ник де Фирмиан (Лонг-Бич 1989)                      

Партия № 5 Борис Гулько – Пертти Поутиайнен (Ереван 1976)                     

Партия № 6 Борис Гулько – Оливье Рене (Марсель 1986)                                

Партия № 7 Борис Гулько – Ясер Сейраван (Лонг-Бич 1989)                        

Партия № 8 Валерий Мамошин – Борис Гулько (Одесса 1972)                      

Партия № 9 Борис Гулько – Майя Чибурданидзе (Фрунзе 1985)                   

Партия № 10 Борис Гулько – Борислав Ивков (Поляница-Здруй 1977)       

Партия № 11 Борис Гулько – Александр Панченко (Кишинёв 1975)             

Партия № 12 Сергей Горелов – Борис Гулько (Минск 1985)                         

Партия № 13 Билл Чесни – Борис Гулько (Сомерсет 1986)                           

Партия № 14 Борис Гулько – Валерий Салов (Рейкьявик 1991)                  

Партия № 15 Борис Гулько – Смбат Лпутян (Сочи 1985)                             

Партия № 16 Борис Гулько – Давид Бронштейн (Киев 1969)                      

Партия № 17 Влодзимеж Шмидт – Борис Гулько (Ереван 1976)                  

Партия № 18 Борис Гулько – Паул ван дер Стеррен (Амстердам 1988)       

Партия № 19 Наум Рашковский – Борис Гулько (Волгодонск 1981)            

Партия № 20 Борис Гулько – Александр Чернин (Рига 1985)                       

Партия № 21 Борис Гулько – Руслан Щербаков (Хельсинки 1992)              

Партия № 22 Борис Гулько – Мануэль Ривас Пастор (Дос-Эрманас 1994)     

Партия № 23 Владимир Дорошкевич – Борис Гулько (Ереван 1975)             

Партия № 24 Борис Гулько – Лев Альбурт (Ереван 1975)                                 

Партия № 25 Борис Гулько – Петар Попович (Париж 1986)                             

Партия № 26 Борис Гулько – Лайош Портиш (Никшич 1978)                        

Партия № 27 Борис Гулько – Ефим Геллер (Ереван 1975)                                

Партия № 28 Давид Бронштейн – Борис Гулько (Москва 1968)                       

Партия № 29 Алексей Широв – Борис Гулько (Гронинген 1993)                     

Партия № 30 Рафаэл Ваганян – Борис Гулько (Баку 1977)                                

Заключение                                                                                                              

Указатель дебютов                                                                                                  

Указатель соперников                                                                                              

 

 Партия № 28

Давид Бронштейн – Борис Гулько

Чемпионат Москвы 1968

Французская защита

 

Борис: Это был первый турнир, в котором я играл с гроссмейстерами. Чемпионом мира тогда был Петросян, и он тоже участвовал в этом чемпионате Москвы. За два тура до конца Бронштейн был лидером турнира.

 

Джоэл: Ваш противник был одним из величайших шахматистов всех времён, не так ли?

 

Борис: Да, и хотя прошло уже 16 лет после его ничьей в матче на первенство мира с Ботвинником в 1952 году (прим. переводчика – на самом деле, в 1951 году), он по-прежнему был одним из лучших. После этой партии Петросян сумел догнать Бронштейна, и они поделили первое место.

 

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Кd2 c5 4.exd5 exd5 5.Сb5+ Кc6 6.Кe2

 

Борис: Тогда этот ход был новинкой. Идея в том, что чёрные теперь не могут связать коня путём Сc8-g4, к тому же с поля e2 будет легче (за один ход) напасть на пешку d5. После этой партии продолжение 6.Кe2 было забыто, но 10 лет спустя приобрело популярность благодаря Карпову, который применил его несколько раз.

 

Джоэл: Вы добровольно пошли на образование изолированной ферзевой пешки (ИФП). Объясните, почему?

 

Борис: Изолированные пешки имеют свои достоинства и недостатки. Достоинства заключаются в открытых вертикалях для ладей и в контроле над важными центральными полями (e4 и c4). Мне нравится разыгранный вариант, и я применял его с большим успехом. Эта позиция очень глубоко изучалась во время матча Карпов – Корчной 1974 года, чёрными её тогда отстаивал Корчной. В итоге Карпову удалось продемонстрировать ряд планов, которые сделали данную линию неприятной для чёрных.

 

6...Фb6!?

 

Борис: Продолжение 6.Кe2 утратило свою популярность после блестящего поединка Юдасин – Ваганян (Телави 1982), где было сыграно 6...Кf6! 7.0–0 Сd6 8.dxc5 Сxc5 9.Кb3 Сb6 10.Кbd4 0–0!! 11.Кxc6 bxc6 12.Сxc6 Кg4! 13.g3 (13.Сxa8 Фh4 14.Сf4 Сxf2+ 15.Крh1 Кxh2!) 13...Кxf2 14.Фxd5 Сh3! 15.Сxa8 Кd1+ 16.Крh1 Сxf1 с преимуществом чёрных. Впервые столкнувшись с этим вариантом, я избрал весьма рискованный план с длинной рокировкой, моей идеей было попытаться использовать пассивное положение коня на e2.

 

7.a4!? Кf6 8.0–0 Сg4!? 9.h3 Сh5 10.c3!

 

Борис: Обычно в таких положениях продолжают 10.dxc5!? Сxc5 11.Кb3!, однако Бронштейн после долгого раздумья поставил хитрую ловушку, в которую я попался.

 

Джоэл: Сознательно или неосознанно?

 

Борис: Неосознанно.

 

10...cxd4?


Задание: Как белым следует здесь играть?

                 (уровень трудности 3)

 

Джоэл: Интуиция подсказывает мне, что g2-g4 и затем Кxd4.

 

Борис: Да, именно так Бронштейн и сыграл.

 

Джоэл: Данное продолжение мне кажется совершенно очевидным. Вероятно, идеи гораздо глубже, чем я могу судить. Полагаю, шахматист с рейтингом 1600 сыграл бы так в блицпартии без особых раздумий.

 

Борис: Это очень сильный ответ, потому что белые только что сыграли 10.c3 с очевидным намерением взять на d4 пешкой. Поэтому-то я и побил довольно быстро на d4.

 

Джоэл: Вы полагаете, Бронштейн сыграл 10.c3, собираясь в ответ на ваше взятие пойти 11.g4, или же только после вашего хода 10...cxd4 он понял, что у белых имеется более сильное продолжение 11.g4?

 

Борис: Бронштейн был хорошим психологом, и несомненно сыграл 10.c3 в надежде, что я побью на d4. Совершая взятие на d4, я переоценил свою позицию. Вместо вскрытия игры мне следовало закрыть её путём 10...c4. И если белые станут играть на слона h5 посредством 11.f4, чёрные должны жертвовать фигуру:       11...0–0–0! 12.g4 Кxg4 13.hxg4 (в случае 13.Кg3 чёрные неожиданно побеждают ходом 13...Кxd4!) 13...Сxg4 с неплохой компенсацией за фигуру.

 

Джоэл: А почему не 11...Сxe2, чтобы просто не оставаться без фигуры?

 

Борис: Лучше отдать фигуру и получить хорошую позицию, чем сохранить материал и оказаться в плохом положении. После 11...Сxe2 12.Фxe2+ чёрные не могут рокировать, и у них возникают трудности, несмотря на материальное равенство.

 

Джоэл: А что если 12...Сe7?

 

Борис: В этом случае у белых имеется очень сильное продолжение 13.b3 с идеей Сc1–a3.

 

11.g4! Сg6

 

Борис: Неудовлетворительно было 11...dxc3 12.Кxc3 Сg6 13.g5, и после 14.Кxd5 у белых решающая атака.

 

12.Кxd4 0–0–0

 

Борис: Чёрные вынуждены избрать этот крайне рискованный путь, так как после 12...a6 они проигрывали фигуру: 13.Лe1+ Сe7 14.Фe2! 0–0 15.Сxc6 bxc6 16.a5! (но не 16.Фxe7? ввиду 16...Лfe8).

 

13.a5!

 

Джоэл: Почему чёрные не могут просто забрать пешку ходом 13.Кxa5?

 

Борис: Естественное 14.Фa4 мало что обещает из-за ответа 14...a6!. Зато очень сильно 14.g5!. Например, 14...Кe4 15.Кxe4 dxe4 16.b4 Кc6 17.Фg4+ Крb8 18.Сxc6 bxc6 19.Сe3, и белые побеждают. Или 14...Кh5 15.Фa4 a6 16.Сe2 Кc4 17.Кxc4 dxc4 18.Фd1!, выигрывая коня на h5.

 

13...Фc7 14.a6 Кxd4 15.axb7+ Крb8

 

Чёрные используют далеко продвинутую белую пешку b в качестве прикрытия для своего короля.

 

16.cxd4

XIIIIIIIIY

Задание: Белые готовы атаковать последний бастион чёрного короля – пешку

                 на a7. Как следует играть чёрным?

                 (уровень трудности 3)

 

Джоэл: Хотелось бы создать атаку на белого короля, однако, по-видимому, это не так просто сделать. У чёрных не слишком много фигур на королевском фланге, и на ход типа h7-h5 белые могут просто ответить g4-g5, закрывая позицию. Поэтому я думаю, что стоит сделать профилактический ход 16...Сc2.

 

Борис: Совершенно верно! Очень важно не пустить белого ферзя на a4.

 

16...Сc2! 17.Фe2 h5 18.g5!?

 

Борис: Это решение сильного гроссмейстера. Компьютер же на его месте стал бы просчитывать дикие осложнения, возникающие после 18.Кf3! hxg4 19.Кe5 Лxh3 20.Кc6+ Фxc6 21.Сxc6 Сe4 22.f3! Лg3+ 23.Крf2 Лxf3+ 24.Крe1 Сb4+ 25.Сd2 Сd3 26.Фe5+ Сd6 27.Лxf3 Сxe5 28.Лxd3, и пришёл бы к выводу, что белые выигрывают.

 

18...Кg4! 19.f4!


Задание: Попробуйте разгадать план белых, а затем найти, как его

                 предотвратить

                 (уровень трудности 4)

 

Джоэл: План белых, очевидно, заключается в том, чтобы взять коня на g4 - теперь, когда сыграно f2-f4.

 

Борис: Сильные игроки, на самом деле, даже не рассматривали бы взятие коня, потому что это даёт чёрным слишком богатую контригру. Необходимо, наоборот, эту контригру ограничить. Белые стремятся этого коня не выиграть, а разменять. Каким образом они могут этого добиться?

 

Джоэл: Не вижу, как это сделать.

 

Борис: Запланировано Кd2-f3-e5, и на Кxe5 белые играют fxe5, Сc1–f4, после чего королевский фланг белых в безопасности, а чёрный король беззащитен. Как можно помешать этому плану?

 

Джоэл: 19...f6.

 

Борис: Правильно!

 

Джоэл: В данном задании особенно интересно то, что этот ход довольно легко найти, как только вы понимаете план, только вот разгадать сам план белых совершенно невозможно. Я бы и за миллион лет не увидел эту идею. Просто продолжал бы искать возможности, при которых было бы безопасно забрать коня.

 

Борис: А вы знаете, Бронштейн здесь и в самом деле взял коня, но я полагаю, что делать ему этого не стоило. Впрочем, очень трудно бывает не брать материал, когда не видишь явных причин этого не делать, такова уж человеческая природа. Это доказал ещё троянский конь, который в итоге позволил-таки грекам ворваться в Трою. Тот конь не был нужен троянцам, но в конце концов они решили его забрать, не понимая ожидавших их последствий.

 

19...f6! 20.hxg4 hxg4

y
Задание: Как должны играть белые?

                 (уровень трудности 5)

 

Джоэл: Хочется оставить закрытым королевский фланг, поэтому я подумал о ходе 21.g6, но теперь вижу, что такой ход мало что даёт, поскольку чёрные могут просто взять на g6.

 

Борис: Да, это было бы просто потерей темпа. После 21.g6 лучше не брать пешку ходом 21...Сxg6, это также потеря времени, поскольку данная пешка не играет какой-либо существенной роли в этой позиции. Сильнее сыграть 21...Фb6, выигрывая пешку d4 и развивая инициативу чёрных.

 

Цель белых – добраться до чёрного короля, а цель чёрных, разумеется, сделать то же самое в отношении белого монарха. Белые опережают противника в создании угроз, так как очередь хода за ними, а они стремятся отправить ферзя на a6, угрожая матом. У белых лишняя фигура, но в данном положении это не имеет большого значения. Преуспеет тот, кто первым заматует вражеского короля.

 

21.Сa4?

 

За доской я рассматривал два хода: 21.Сd3?!, на что я заготовил 21...Сc5! 22.dxc5 Фxc5+ 23.Крg2 Лde8 24.Кe4 Сxd3 25.Фxd3 Лxe4 с очень неясной позицией ввиду уязвимого положения белого короля; и более сильное 21.Лa6!, подключая ладью и угрожая после 22.Лc6 выиграть слона на c2. После 21...Сf5 22.Лc6 Фxb7 23.Лa6! положение чёрных выглядит незавидным.

 

Джоэл: А зачем ладья возвращается на a6?

 

Борис: Белые подготавливают ход Сb5-c6. Я не опасался продолжения 21.Фxg4, потому что сильные гроссмейстеры стремятся атаковать, а не защищаться.

 

Джоэл: И как бы чёрные ответили на это?

 

Борис: 21...Фb6, нападая на b5 и d4, здесь белые неожиданно оказываются защищающейся стороной. Бронштейн сделал ход, который компьютер считает сильнейшим, однако я полагаю, что они оба не правы!

 

21...Сf5!

 

Борис: Я был доволен, что удалось защитить пешку g4, потому что она ограничивает возможности белых фигур.

 

22.Фa6


Задание: Создаётся впечатление, что пешку a7 не защитить.

                 Как бы вы здесь сыграли?

                 (уровень трудности 4)

 

Джоэл: Сначала я рассматривал 22...fxg5, но тогда 23.Сc6, и борьба заканчивается. Поэтому далее я стал изучать ход, встречавшийся раньше в одном из вариантов, - 22...Сc5, он выглядит очень интересным. Белые должны брать слона, иначе последует 23...Сb6, и у чёрных будет всё в порядке, поэтому после 23.dxc5 Фxc5+ 24.Крg2 я стал рассматривать ход 24...Фe3, но дальше ничего не увидел. Поэтому, вероятно, сам бы я так не сыграл.

 

Борис: Превосходно! Это единственный возможный для чёрных ход в данном положении. Мне понравилось, что вы рассмотрели, что же случится, если белые отклонят жертву, но вы снова совершили типичную для вас ошибку. Вы не сумели увидеть или рассчитать вариант после 24...Фe3 и отвергли его, либо, как минимум, были настроены его отвергнуть в пользу чего-то другого, что привело бы к поражению. Вы отказались от неясной перспективы ради позиции, в которой вас ждёт явный проигрыш. После 24...Фe3 у чёрных имеются угрозы, которые нужно будет изучить, поэтому вы обязаны так играть, и будь что будет.

 

Джоэл: Очень интересно. Думаю, это в природе человека – предпочитать ясность неизвестности, но в шахматах это естественное желание необходимо подавлять, если хочешь выйти на более высокий уровень.

 

22...Сc5! 23.dxc5! Фxc5+ 24.Крg2 Фe3


Задание: Чем угрожают чёрные? Какая единственная защита есть у белых?

                 (уровень трудности 4)

 

Борис: Есть идеи?

 

Джоэл: Я пытаюсь посчитать 25...Лh2+, но меня несколько смущает ответ 26.Крxh2. Я рассматриваю 26...g3+ 27.Крg2 Лh8, чтобы поставить мат после 28...Сh3.

 

Борис: Но у белых же есть 28.Фd6+, и они первыми объявляют мат. Какие ещё шахи есть у чёрных после 26.Крxh2?

 

Джоэл: 26...Фh3+ 27.Крg1.

 

Борис: И что дальше? Есть ещё шахи?

 

Джоэл: 27...Фg3+ 28.Крh1 Лh8#.

 

Борис: Правильно. А теперь, как же белым защищаться?

 

Джоэл: Ну, 25.Лh1 проигрывает из-за 25...Лxh1.

 

Борис: Да, но зачем же разменивать столь важную для обороны ладью?

 

Джоэл: 25.Кf3 проигрывает ввиду 25...gxf3+.

 

Борис: Верно. Необходимо подключать все фигуры как к атаке, так и к защите. Какая фигура у белых ничего не делает?

 

Джоэл: А, я понял, 25.Лa3.

 

Борис: Правильно, это единственная защита.

 

25.Лa3! Сe4+ 26.Кxe4 Фxe4+ 27.Крg3

 

Борис: Белые угрожают сыграть 28.Фxa7+ Крxa7 29.Сc2+, переводя игру в эндшпиль с лишней фигурой, поэтому первейшая задача чёрных – увести своего ферзя из-под возможного удара белопольного слона противника.

 

27...Лh3+ 28.Крxg4 Фg2+ 29.Крf5


Задание: Чёрные должны решить, давать ли им вечный шах или продолжить

                 борьбу. Как бы поступили вы?

                 (уровень трудности 5)

 

Джоэл: Думаю, я бы поставил вечный шах, поскольку (в воображении) я играю с Давидом Бронштейном, и ничья будет отличным результатом. И хотя это всего лишь шутка, не стоит забывать тот факт, что партия игралась в 1968 году, в вашем первом гроссмейстерском турнире, а противником был Бронштейн. Я знаю, что вы продолжили играть на победу, поэтому очевидно, что вы сумели найти что-то, чего я не вижу, но с психологической точки зрения, как же это вам удалось – просто не воспринять вечный шах в такой ситуации как хороший результат?

 

Борис: Ничья была бы хорошим результатом, однако выигрыш был бы, по меньшей мере, в два раза лучше. Обычно я был достаточно уверен в своих силах, чтобы стремиться к победе. К тому же, это ещё и вопрос оценки позиции. Если вечный шах – единственная возможность, то вам, разумеется, придётся пойти на него, но в данном случае я видел больше.

 

Джоэл: Полагаю, если видишь лёгкий вечный шах, то следует поискать другие возможности, поскольку знаешь, что ничью сможешь сделать всегда.

 

Борис: Верно. Итак, вам необходимо придумать какой-нибудь способ добраться до белого короля. Видите ли вы такой способ?

 

Джоэл: Не вижу ничего, кроме 29...Фe4+.

 

Борис: Необходимо найти способ подключить к атаке ладью на d8.

 

Джоэл: 29...d4 проигрывает: 30.Фxa7+ Крxa7 31.Сc6+.

 

Борис: Верно, есть ли другой путь ввести ладью d8 в атаку?

 

Джоэл: Может быть, 29...fxg5?

 

Борис: Правильно!

 

29...fxg5!


Задание: Когда у вас материальный перевес, обычно рекомендуется менять

                 фигуры. Здесь у белых есть возможность сыграть 30.Лxh3.

                 Сильнейший ли это ход, или есть альтернатива получше?

                 (уровень трудности 6)

 

Джоэл: Чёрные вот-вот сыграют 30...Лf8+.

 

Борис: Верно, можно ли этому помешать?

 

Джоэл: Да, есть ход 30.Сe8 с угрозой мата.

 

Борис: И что тогда придётся делать чёрным?

 

Джоэл: 30...Фe4+.

 

Борис: Правильно. Таким образом, продолжая 30...Сe8 белые могут вынудить соперника зафиксировать ничейный результат. А что вы скажете насчёт хода 30.Лxh3? Что вам подсказывает интуиция?

 

Джоэл: Это то, что я бы сыграл, это естественный ход.

 

Борис: За доской невозможно рассчитать все возможности, и поэтому Бронштейн положился на общие принципы и разменял ладьи, однако 30.Сe8 было сильнее и форсировало ничью.

 

Сегодня компьютер утверждает, что продолжая 30.Лe1!?! Лxa3 31.Фa5!?! (в случае 31.bxa3 Фh3+ чёрные выигрывают) белые могут получить преимущество. Однако это вариант из мира фантазий, из «Матрицы» или «Терминатора». Люди так не мыслят, поэтому подобные варианты нам обычно недоступны. Приведённый вариант прекрасно иллюстрирует мысль Нимцовича о том, что сильнейшие атакующие ходы обычно красивые, тогда как сильнейшие оборонительные ходы, как правило, выглядят безобразно. Бронштейн здесь допустил ошибку, потому что у него был выбор, а это всегда самый сложный момент в шахматной игре. К примеру, ход 25.Лa3 он сделал немедленно, потому что выбора там не было.

 

30.Лxh3? Лf8+ 31.Крg6

 

Если бы белые двинули короля в другом направлении, они потеряли бы ферзя, например, 31.Крe5 Фe4+ 32.Крd6 Лf6+.

 

31...gxf4+ 32.Крh7 Фxh3+ 33.Крxg7 Фh8+ 34.Крg6 Лg8+ 35.Крf5


Задание: До сих пор ходы чёрных были вынужденными. Теперь же им

                 предстоит выбрать из четырёх шахов. Три из них проигрывают, а

                 один выигрывает. Найдёте ли вы выигрывающий шах?

                 (уровень трудности 3)

 

Джоэл: Мне нравится 35...Фh7+, потому что этот ход позволяет чёрным напасть на белого короля в центре доски после 36.Крxf4.

 

Борис: Это будет не шах, а мат! Итак, все другие ходы проигрывают, а вот 35...Фh7+ побеждает: чёрные либо ставят мат, либо выигрывают ферзя.

 

35...Фh7+! 36.Крe5 Фe4+ 37.Крd6 Лg6+ 38.Крc5 Лxa6 39.Сxf4+ Крxb7 40.Сb5 Лa5 Белые сдались.

 

После завершения игры мы долго вместе анализировали партию. Этот анализ сразу после партии Бронштейн заключил одной из типичных для него парадоксальных фраз: «Проиграть такую партию не жаль, жаль её не выиграть».

 

Джоэл: И что вы чувствовали, обыграв самого Бронштейна?

 

Борис: Партия была весьма захватывающая, поэтому, конечно, я был доволен. На следующий день я победил лидера турнира, покойного гроссмейстера Либерзона. Это было его единственное поражение в турнире. Но в последнем туре я проиграл Петросяну, что помешало мне отобраться в чемпионат СССР, а Петросяну позволило догнать Бронштейна и поделить с ним первое место.