Печать
Просмотров: 2232

Перевод данной книги (издание 1999 года) был завершён в начале 2012 г., однако, издана она в России была только летом 2015 г. Предлагаю прочитать предисловие переводчика (не вошедшее в книгу) и один отрывок.

 

О книге и её авторе

 

Имя Владимира Вуковича в нашей стране практически неизвестно, даже мало кто из шахматных профессионалов знает его. Между тем, вклад Вуковича в шахматную теорию на Западе считается классическим. В первую очередь, это связано с переводом на английский и изданием в 1963 году книги, которую вы держите в руках, а также с его работой «Шахматная жертва», впервые опубликованной на английском в 1968 году.

              

Обложка первого англоязычного издания (1963 год)         Обложка первого издания на сербскохорватском (1959 год)

Владимир Вукович (Vladimir Vuković) родился 26 августа 1898 года в столице Хорватии, городе Загребе. В пору его молодости на Балканах произошли большие перемены: закончилась первая мировая война, и на обломках Австро-Венгерской империи 1 декабря 1918 г. было образовано Королевство сербов, хорватов и словенцев. В 1929 году это государство, просуществовавшее почти до конца XX века, получило знакомое всем название Югославия.

Именно родному городу Вуковича Загребу (и Хорватии) принадлежит заслуга организации шахматного движения в Югославии. В 1920 году в Загребе был создан инициативный комитет, возглавивший объединение местных шахматных организаций. А в 1921 году Учредительный конгресс в Целе основал Югославский шахматный союз, первым президентом которого стал Милан Видмар. В самой Хорватии шахматный союз был создан ещё в 1912 году. Если вспомнить, что даже в гербе и на флаге Хорватии присутствует шахматная доска, то активность Загреба в шахматных делах не должна никого удивлять.

 

                     Современный герб Хорватии и герб Социалистической республики Хорватия.

 

С 1921 по 1940 гг. состоялось 17 национальных турниров, победителям которых присуждалось звание национального мастера. В разные годы их победителями становились Пирц, Неделькович, Трифунович, Видмар-младший, Глигорич. В тот же период проведено 4 международных турнира: Рогашка-Слатина 1929, Блед 1931, Марибор 1934 и Любляна 1938, а также 4 национальных чемпионата – 1935, 1936, 1937 и 1939 гг.

 

Вукович принимал самое непосредственное участие во всех этих событиях, которые можно назвать «началом югославского Ренессанса в шахматах».  Более того, в 20-е годы Вукович был сильнейшим шахматистом Хорватии и одним из сильнейших в Югославии.  В составе команды Югославии Владимир участвовал в I шахматной Олимпиаде (Лондон 1927), показав на 2 доске результат +7−6=2. Играл Вукович за Югославию также на организованной нацистами в 1936 году неофициальной шахматной Олимпиаде в Мюнхене.

В начале 20-х годов XX века он достаточно успешно выступал в соревнованиях, играл в сильнейших международных турнирах, встречаясь за доской с лучшими игроками мира.

Вот некоторые результаты Вуковича на международной арене:

Вена 1921 г. – 4-7 места (с Грюнфельдом, Тартаковером и Вайдой);

Вена 1922 г – 10-11 места (со Шпильманом), победил Тарраша, Грюнфельда, Кмоха и Земиша, сыграл вничью с Алехиным и Мароци – после этого турнира Вукович получил звание мастера;

Дьёр 1924 г. (чемпионат Венгрии) – 4-5 места;

Дебрецен 1925 г. – 4-5 места (с Грюнфельдом).

 

                          Владимир Вукович на турнире в Дебрецене (1925 год)

 

Вукович очень любил атаку. Вот один пример из его творчества:

Вукович – NN (1937, сеанс)

 

1.Кf5 Фxh4 2.Фh5, и чёрные сдались.

 

В дальнейшем Вукович стал играть меньше, переключившись на другие сферы деятельности. Как уже говорилось, он был одним из организаторов шахматного движения в Югославии. И он же стал главным пропагандистом древней игры в стране, в 1925 году основав и возглавив первое периодическое издание о шахматах на территории Югославии - журнал «Шаховски гласник». Этому своему детищу он отдавал силы на протяжении многих лет. Впоследствии ежемесячник Вуковича стал органом шахматного союза СФРЮ, а после распада страны – органом шахматного союза Хорватии, выходит «Шаховски гласник» и по сей день.

 

Вукович был не только передовым шахматным журналистом своего времени, но и ведущим шахматным литератором. В его активе примерно десяток фундаментальных трудов на самые разные темы: руководство для начинающих (Uvodu šah, Zagreb, 1947), добросовестная работа по теории дебютов (Suvremena teorija otvorenja, kn. 1-2, Zagreb, 1947) – югославский аналог «Курса дебютов» Панова, двухтомник, освещающий творчество чемпионов мира (Od Stejnitza do Botvinika, kn. 1-2, Zagreb, 1949-50), но наибольший интерес представляют его работы, посвящённые специальным темам: «Развитие шахматных идей» (1928), «Школа комбинирования» (1951), «Искусство атаки в шахматах» (Umijece šahovskog napada, Zagreb, 1959) и «Шахматная жертва» (1964).

Книги Вуковича переведены на многие языки, некоторые стали классикой.

 

В 50-е годы Вукович получил звания международного мастера и международного арбитра.

Скончался Владимир Вукович в своём родном городе Загребе 18 ноября 1975 года.

 

Влияние, которое оказала (а на новых читателей продолжает оказывать до сих пор!) его главная работа на шахматистов Запада, трудно переоценить. Практически любая книга на английском языке, затрагивающая вопросы атаки в шахматах, с тех пор не обходится без упоминания и даже цитирования этого шедевра. Если не верите, посмотрите последние работы Якоба Огора и Зенона Франко, посвящённые искусству шахматной атаки. Едины в оценке нетленного труда Вуковича не только специалисты, но и обычные любители шахмат. В Интернете можно найти множество хвалебных, даже восторженных отзывов простых читателей об этой книге. И профессионалы, и любители особенно отмечают следующие положительные черты «Искусства атаки в шахматах»: отличная организация материала и исчерпывающая глубина раскрытия заявленных тем. Кое-кого эта книга даже заставила полностью поменять взгляд на шахматы: чисто позиционные игроки, совсем не умевшие атаковать, благодаря ей превращались в убеждённых приверженцев атакующего стиля.

Пусть достоинства этой книги станут вашими достоинствами в игре.

Переводчик книги Сергей Худяков

Содержание

 

Условные обозначения                                                                                                            4

Предисловие Джона Нанна                                                                                                      5

Введение                                                                                                                                6

1                 Атака на короля, не успевшего рокировать                                                                  14

2                 Атака на короля, потерявшего право на рокировку                                                       28

3                 О рокировке и атаке на позицию рокировки в целом                                                     51

4                 Матовые модели                                                                                                          66

5                 Целевые поля                                                                                                              80

6                 Классическая жертва слона                                                                                         121

7                 Горизонтали, вертикали и диагонали в атаке на позицию рокировки                             142

8                 Фигуры и пешки в атаке на позицию рокировки                                                            183

9                 Атака на позицию короткой рокировки с фианкетто и на позицию  длинной рокировки  231

 10                    Защита от атаки на позицию рокировки                                                                       247

11                    Фазы атаки на позицию рокировки                                                                                293

12                    Атака на короля - неотъемлемая часть шахматной игры                                                 334

Указатель игроков                                                                                                                   350

Указатель дебютов                                                                                                                  352


Предисловие Джона Нанна

Атака неприятельского короля – одна из самых захватывающих областей  в шахматах, но одновременно и одна  из труднейших, поскольку в атаке требуется играть особенно точно. В практике каждого шахматиста были партии, в которых он имел многообещающую атаку, но она ни к чему не привела, тогда как последовавшее далее контрнаступление соперника смело всё на своём пути. Превосходная работа Владимира Вуковича «Искусство атаки в шахматах» заставит читателя поразмышлять на данную тему, его книга - это попытка объяснить, почему одни атаки заканчиваются успешно, а другим не удаётся достичь своей цели. Сам автор отмечает, что не всё в шахматах можно объяснить с помощью набора правил, но общие принципы, которые он устанавливает в своём труде, несомненно, помогут вам определить, когда следует начинать атаку и каким образом обеспечить ей максимальные шансы на успех.

Обычно, когда в нашем издательстве выходит новое издание ставшей уже классикой книги (речь идёт об английском издательстве Everyman Chess – прим. переводчика), в предисловии я посвящаю несколько строк тому, как готовилось это издание и какие в нём были произведены изменения по сравнению со старым. Во-первых, был выполнен перевод текста партий в алгебраическую нотацию (в первом издании 1963 года нотация была описательнойприм. переводчика). Кроме того, добавлено 128 диаграмм, а в ряде случаев (там, где это представлялось целесообразным) тексты анализируемых партий даны до самого конца (например, вместо фразы «и белые выиграли через десять ходов» приводится окончание партии). Я также слегка подредактировал несколько тяжеловесный язык первого издания и привёл указанные в партиях варианты в соответствие с современной практикой. Указатель в первом издании включал только полные партии, мы же ввели туда ещё и фрагменты партий. В двух партиях (Алехин – Асталош и Алехин – Кмох) порядок ходов был изменён в соответствии с текстом этих поединков в турнирных сборниках.

  

В книге вы также найдёте большое количество примечаний, вносящих поправки в анализ партий, они размещены внизу страницы. Надеюсь, из-за множества поправок у читателя не сложится мнение, будто анализы Вуковича были неосновательными – это, разумеется, не так. Многие авторы цитируют комментарии знаменитых игроков, не особенно задумываясь об их правильности, Вукович же все позиции анализировал сам и довольно тщательно. Достаточно часто это приводило к поразительным результатам: например, в известной партии Алехин – Ботвинник (Ноттингем 1936) он обнаружил изъян, не замеченный многими комментаторами, которые просто приняли версию событий, изложенную Алехиным в турнирном сборнике. Высокий процент оригинальных анализов неизбежно влечёт за собой риск большого количества отдельных ошибок, но лично я всегда предпочту оригинальный комментарий слепому цитированию первоисточника. Как бы то ни было, для практического игрока наибольшую ценность представляют выведенные Вуковичем общие принципы игры в атаке, в высоком же качестве его работы не может быть никакого сомнения.

Введение

 

         Действие – основа основ, из них состоит  шахматная партия, а любое действие, которое содержит угрозу – т.е. атаку в самом широком смысле этого слова – является значительным событием в партии. Стороннему наблюдателю шахматная партия представляется, главным образом, противостоянием двух игроков. Конечной целью каждого из них является мат королю противника, а действия, направленные на достижение этой цели, будь они прямые или косвенные, называются атакой (в более узком смысле слова) или матовой атакой, которая и является предметом изучения в данной книге.

Начиная с глубокой древности и до наших дней, атака на всех стадиях развития игры была важнейшей составляющей и центральным элементом шахмат. Более того, можно сказать, что реформы, происходившие в правилах игры, всегда были направлены на увеличение возможностей в атаке.

Важнейшая реформа случилась примерно в 1485 году, она и привела к появлению современных европейских шахмат. Именно ей мы больше всего обязаны возникновением новых возможностей в атаке, эта же реформа знаменовала собой период бурного развития шахматной техники. В течение трёх столетий атака превалировала над защитой в творчестве великих игроков, а мастерство в то время ассоциировалось с умением вести атакующие действия. Только во времена Филидора появляются первые позиционные идеи, а с ними и более зрелая стратегия игры в обороне; веком позже, благодаря гению Стейница, правильная игра в защите станет законом.

В классическую эпоху – от Морфи до Стейница и далее к Ласкеру – ценность атаки постепенно уменьшалась, так как с ростом позиционного понимания игры совершенствовалась и техника оборонительных действий. Однако, затем последовал новый период, в котором Капабланка, и особенно Алехин, совершенствовали как раз технику атаки, прежде всего, разрабатывая наступление на рокированного короля, базировавшееся на точной позиционной игре. В творчестве Алехина агрессивно-динамичный стиль игры достиг своего наивысшего развития; в следующий же период вновь наблюдается движение в другую сторону, большинство шахматистов отказываются от рискованных прямых атак, предпочитая искать альтернативные пути к победе.  Главная причиной этого явилась не столько уязвимость атакующего стиля, сколько тот простой факт, что в условиях современных турниров гораздо выгоднее заниматься изучением начал, что и стало всеобщей модой. Современная теория дебютов выросла из детального развития идей Нимцовича о центральных полях. В этой области по-прежнему существует множество белых пятен (текст был написан в начале 60-х годов – прим. переводчика), что даёт большие возможности для нововведений. В результате, лучшие мастера игры предпочитают интенсивные занятия дебютной подготовкой, проповедуя стиль, девизом которого является «безопасность прежде всего». Когда источник дебютных инноваций станет иссякать, проблема атаки вновь выйдет на первый план. Возможно, это время придёт, как только принципы, на которых строил свои атаки Алехин, будут полностью поняты, а идеи, которые в случае Алехина являлись лишь проявлением его гения, примут более доступный вид и станут просто атакующими приёмами. Впрочем, данные вопросы удобнее будет обсудить уже в конце книги. Сейчас же вполне достаточно будет просто указать, что существует весьма многочисленная группа шахматистов, которых, с одной стороны, нельзя уже назвать начинающими, но, с другой, нельзя признать и настоящими мастерами, добывающими массу очков в турнирах, но эти игроки ставят себе целью в первую очередь получать эстетическое наслаждение от игры. Для таких шахматистов атакующая игра намного привлекательнее чисто позиционного, техничного стиля, и они всегда будут стремиться к атаке, невзирая на риск, поскольку их совсем не интересует, будут ли их бурные поединки занесены в теоретические руководства. Так почему бы таким игрокам не познакомиться с общими принципами игры в атаке? Почему бы им не усовершенствовать свой стиль игры?

 

Различные виды атак

Уже упоминалось, что мы будем рассматривать атаку в узком смысле этого слова, т.е. создание прямых или косвенных угроз королю противника. Атаки такого рода можно разделить на несколько следующих категорий.

1) Атака на короля не главное действие, она является лишь вспомогательной возможностью; в игре используется та или иная угроза, или же атака возможна в каком-то одном варианте.

В качестве примера рассмотрим следующее положение:

Здесь белые делают нормальный позиционный ход 1.d4, который, совершенно очевидно, сам по себе не направлен на атаку чёрного короля; но в одном варианте он всё же немного связан с такой атакой. Если чёрные сыграют небрежно, к примеру, ответят 1...Сb7?, то последует 2.dxc5, и чёрные теряют пешку, так как на 2...Кxc5? у белых есть 3.Фd4, нападая на коня и одновременно угрожая матом на g7.

2) Действия игрока действительно направлены на прямую атаку короля, однако противник может предотвратить её, заплатив определённую цену, например, отдав материал или согласившись на какое-то ухудшение позиции.

К этой очень широкой категории относится, на самом деле, подавляющее большинство атак. Простым примером может служить такая позиция:

Белые играют 1.Кg5, приступая к атаке пункта h7. У чёрных есть три возможных ответа: 1...g6, 1...Кf6 и 1...Кf8. Если 1...g6, то 2.Ке4 с угрозой Кd6, выигрывая темп; главный же план белых будет заключаться в дальнейшей атаке ослабленных чёрных полей вблизи короля, появившихся в результате хода g7-g6.

Если 1...Кf6, белые, без сомнения, будут продолжать атаку, например, путём 2.Сf4 с идеей Сe5. В случае же 1...Кf8  прямая атакующая игра малоперспективна, и белым придётся довольствоваться позиционными мерами, сыграв 2.Ке4. В этом случае чёрные не могут помешать ходу 3.Кc5, после чего конь займёт сильную позицию, а чёрный слон на b7 будет расположен очень плохо.

3) Игрок ведёт бескомпромиссную атаку, целью которой является прямой мат, он может отдать весьма значительное количество материала, если уверен, что в конечном итоге он сумеет этот мат объявить.

Это третья и самая высокая степень атаки.

 Можно выделить различные категории атак и по другому признаку: с учётом того, была ли сделана рокировка. В таком случае мы получаем:

1)                Атака до рокировки, т.е. на короля, который ещё не рокировал, и

2)                Атака на рокировавшего короля.

Атаки можно также разделять по типу так называемой матовой модели; по целевым полям; по основному набору фигур, использованию вертикалей, горизонталей или диагоналей; по основной жертве; наконец, по стадии, которой достигла атака. Все эти деления, исходящие из пространственных, материальных и временных аспектов атаки, помогут нам организовать материал таким образом, чтобы явственно показать роль, которую играет каждый фактор. 

 

Общая модель мата

 

Чтобы достичь мата, необходимо отнять у короля девять полей, если он находится на середине доски, шесть полей, если он на краю доски, или четыре поля, когда он расположен в углу. Ряд этих полей может быть заблокирован защищающими короля фигурами, а вот остальные должны быть атакованы фигурами и пешками нападающей стороны. Если все окружающие короля поля отобраны – одни заблокированы, другие контролируются фигурами противника – и если поле, на котором находится король, также атаковано и нет никакой возможности защиты от этой атаки, то король заматован. Это известно всем, и может показаться довольно банальным начинать книгу с общей модели или анатомии мата; однако, дело в том, что ряд элементарных правил можно будет сформулировать только на такой основе.

В следующей позиции чёрные при своём ходе не могут избежать мата, который последует одним из 4 различных способов.

Угрожает 2.Сg7# (первая матовая модель). Если чёрные играют 1...Крf6, то следует 2.Сg7# (вторая матовая модель); ход конём допускает 2.Фe6# (третья матовая модель); наконец, если 1...gxf5, получаем 2.Сg7+ Кре4 3.Фxd4# (четвёртая матовая модель).

Финальная или матовая позиция называется матовая модель, и этот термин особенно полезен, когда такую конструкцию стоит запомнить.  Матовая модель может быть типичной (т.е. такой, которая встречается часто) либо нетипичной. Мы называем мат (или матовую модель) чистым, если ни одно из отнятых у короля полей не атаковано двумя или более боевыми единицами. Таким образом, 1...Кe2 2.Фе6 – это чистый мат, а 1…Крf6 2.Сg7 нет, хотя он мог бы быть таковым, если убрать с доски слона f5. Чистота мата ценится в шахматных задачах, для практической же игры это не имеет никакого значения.

В матовых конструкциях (моделях), которые мы рассмотрели, ряд полей, куда мог бы отступить чёрный король, был заблокирован собственными фигурами, остальные обстреливались силами нападения. Вместе эти факторы составляют матовую сеть. 

 

Поле матования и целевое поле

 

Поле матования – это пункт, на котором стоит король, когда получает мат, а матовое целевое поле – это пункт, с которого вражеская фигура (только не король, конь или пешка) матует короля, непосредственно с ним соприкасаясь. Таким образом, на приведённой выше диаграмме после 1...Кe2 целевым полем будет пункт e6, так как именно с него ферзь ставит мат, становясь вплотную к королю. Точно также, после 1...gxf5 2.Сg7+ Кре4 ферзь объявляет мат в упор с поля d4, следовательно, в данном случае это целевое поле. Однако, если чёрные играют, например, 1...Сc3 и следует ответ 2.Сg7#, то слон атакует короля уже с некоторого расстояния, и здесь термин «целевое поле» не подходит.

Чтобы ваша атака имела больше шансов на успех, полезно познакомиться с возможными матовыми конструкциями, тогда вы сможете как следует подготовить матовую сеть и сосредоточить свои усилия на целевых полях. В связи с этим во многих случаях бывает важно расчистить целевое поле, то есть лишить фигуры противника возможности контролировать пункт, который может быть удобен как целевое поле.

Следующая диаграмма демонстрирует, как это делается на практике:

Ход белых, и они совершенно правильно замечают, что пункт d4 потенциально является матовым целевым полем для ферзя, однако, оно в данный момент контролируется и конём, и слоном чёрных. Поэтому белые расчищают целевое поле d4 следующим образом:

1.Лxe2 (уничтожая коня) 1...dxe2 (если 1...Крd5, то 2.f4#; если 1...Фс1, то 2.Фd4#, а на 1...f4 следует 2.Фd4+ Крf5 3.Фf6#) 2.f4+ (вынуждая слона снять контроль с пункта d4) 2...Сxf4 3.Фd4#.

 

Читатели могут возразить, что показанные здесь модели матовых атак слишком очевидны, даже банальны, и о них не стоило даже упоминать. Я же полагаю, что всегда полезно лишний раз продемонстрировать такого рода простое знание, так как на самом деле большое количество ошибок происходит именно в этой области. Вот примеры ситуаций, когда допускаются ошибки, связанные с простыми матовыми конструкциями.

                Атакующий не осознаёт, что не может воспрепятствовать бегству короля либо не в состоянии соорудить матовую сеть, он продолжает резко играть на мат. Такое развитие событий, естественно, не может привести к желанному результату - мату, максимум, чего можно ожидать, это вечный шах.

                Атакующий ведёт игру, опираясь на знание основных матовых конструкций, но при этом упускает возможность в одном из вариантов построить «нетипичную» матовую модель.

                Игрок видит все возможные матовые конструкции на базе одного целевого поля, но упускает из виду, что все они станут невозможны после какого-нибудь хода королём, тогда нужны будут новые матовые модели, которые заранее не были подготовлены.

                Игрок ведёт игру, полагаясь на действия, направленные в сторону конкретного целевого поля, но не понимает, что не сможет обеспечить его захват либо даже не сумеет просто «очистить» его от контроля фигур противника. Ошибки в выборе целевого поля можно обнаружить даже в партиях мастеров.

Поэтому полезно ознакомиться с общей моделью и структурой мата; менее опытным игрокам особенно рекомендуется изучать партии, обращая главное внимание на то, были ли сделаны ошибки с точки зрения модели, и если были, то где именно. 

 

Искусство матовой атаки

 

Теперь мы должны провести более чёткое разграничение задач и поставить ряд вопросов, которые вытекают из общей концепции матовой атаки и которые в то же время затрагивают самые трудные на сегодняшний день области шахматного искусства.

Как матовая атака соотносится с другими операциями, которые имеют место в шахматной партии?

Насколько матовая атака зависит от сложившейся на доске ситуации, а насколько от мастерства ведущего атаку игрока?

В чём конкретно заключается риск, связанный с проведением матовой атаки?

Какие моменты, связанные с проведением матовой атаки, до сих пор не вполне ясны для современного шахматиста?

Связь между поставленными вопросами легко прослеживается, несмотря на то, что заданы они были по отдельности. Дать же ответ отдельно на каждый вопрос невозможно, необходимо попытаться ответить на них в совокупности.

Мат – это конечная цель, достижение, венчающее поединок, а матовая атака – это завершающая операция по отношению ко всем остальным, которые являются всего лишь вспомогательными. Следовательно, матовая атака требует больше предварительных условий, чем другие операции. Для успеха матовой атаки должен присутствовать определённый набор предпосылок, а они - соответствовать требованию значительного превосходства атакующей стороны. В том случае, когда на стороне атакующего подавляющий перевес в силах, большие познания и способности необязательны, но если его превосходство ограничивается лишь тем, что имеется возможность осуществить правильную атаку, то при проведении такой атаки требуется ещё и максимально проявить своё мастерство. Романтики знали мало, но они имели большую веру в собственные силы; первый же небольшой прирост знаний привёл к тому, что их стиль сошёл с исторической дистанции. Новая формула, действующая и сегодня, такова: осуществлять серию предварительных операций, добиваясь мелких преимуществ, и тогда вы достигнете перспективной позиции, в которой будет легче провести матовую атаку.  Однако, следствием такого подхода стало сужение набора атакующих возможностей, да и мастера стали всё больше и больше смотреть на атаку как на ненужный риск. По-прежнему неясно, какие минимальные предпосылки (или, другими словами, какого рода преимущество) необходимы для матовой атаки. Кстати, это может быть связано с определением исключительно важного момента в партии, вернуться к которому уже не получится. Другой, до сих пор не разрешённый вопрос – это умение игрока трезво взвесить обязательства, которые он берёт на себя, когда готовит атаку. Порядок избранных им подготовительных ходов чрезвычайно важен. Единственная действительно простая вещь здесь – это сам принцип: ходы, которые не влекут за собой больших обязательств, следует делать раньше тех, что связаны с неотвратной необходимостью атаковать. Применение этого принципа на практике, однако, требует большого умения, которое встречается очень редко – полностью им, кроме Капабланки и Алехина, овладели лишь несколько игроков.

Ещё несколько слов следует сказать о виде преимущества, которое необходимо получить, прежде чем предпринимать матовую атаку. Нас интересует случай, когда перевес не материальный, а определяется временем и позицией. Атакующий, как правило, сильнее на том участке доски, где происходит атака, просто ввиду количественного превосходства своих сил, но это преобладание должно быть значительным. Даже простая матовая конструкция с ферзём, объявляющим мат с целевого поля, требует, как минимум наличия ещё одной фигуры, контролирующей данное целевое поле. Таким образом, даже против одинокого короля необходимо преимущество в две фигуры. Для подключения этих и других, необходимых для атаки фигур, нужно также обладать преимуществом во времени, то есть, иметь возможность осуществить серию атакующих ходов, пока соперник ещё не в состоянии организовать прямую защиту или достаточно сильную контригру. Такого рода преимущество во времени обычно основано на позиционном перевесе атакующей стороны, т.е. на относительно недостаточной подвижности фигур противника для организации обороны. Атакующий часто не имеет огромного превосходства в начале атаки, но может добиться такового позднее вследствие малоподвижности сил обороны или благодаря специфической атакующей комбинации. Умение почувствовать верный момент для начала атаки, на самом деле, складывается из правильной оценки возможностей такого рода.

 

Все затронутые вопросы призваны показать, что правильное начало атаки – это главная трудность, именно она заставила отказаться от атакующего стиля огромное количество мастеров древней игры. Они предпочитают добиваться успеха через позиционную игру и технику, тогда, полагают они, в случае неудачного решения можно свести партию к ничьей; нередко именно так и происходит. И всё же, если пренебрегать развитием искусства атаки, если проходить мимо подвернувшихся великолепных возможностей атаковать, как тогда мы собираемся добиваться побед, когда техника одного игрока уравновесится техникой другого игрока? Без более глубокого исследования искусства игры в атаке не может быть дальнейшего совершенствования в шахматах. Атака – неотъемлемая составляющая шахматной партии; она словно  маленький уголёк, который тлеет в каждой партии, но только тот игрок, который знает, как его оживить, как раздуть из него большое пламя в нужный момент, достиг высот подлинного мастерства. Эмануил Ласкер как-то заметил, что если имеется хотя бы малейшая возможность атаковать, то совершенно необходимо её использовать, так как в противном случае преимущество испарится.