Перевод данной книги проходил в сентябре-декабре 2015 года. Русский вариант книги вышел в ноябре 2016 года в издательстве "Русский шахматный дом".

 

          Вашему вниманию предлагается самое начало книги, в частности, Содержание и отрывок из Истории развития системы.

                                                                                          Содержание

 

Предисловие                                                                                                          

 

Введение и история развития системы                                                              

 

Глава 1. Лондонская система против защиты Грюнфельда

1.d4 Кf6 2.Сf4 g6 3.e3 Сg7 4.Кf3 0-0                                                                     

 

Глава 2. Лондонская система против Староиндийской защиты

1.d4 Кf6 2.Сf4 g6 3.e3 Сg7                                                                                               

 

Глава 3. Лондонская система против Новоиндийской защиты

1.d4 Кf6 2.Сf4 e6 3.Кf3 b6                                                                       

 

Глава 4. Лондонская система против защиты Бенони

1.d4 Кf6 2.Сf4 c5                                                                                        

 

Глава 5. Лондонская система против Голландской защиты

1.d4 d5 2.Кf3 Кf6 3.Сf4                                                                             

 

Глава 6. Лондонская система против Славянской защиты

1.d4 d5 2.Сf4 Кf6 3.e3 Сf5 4.c4                                                                 

 

Глава 7. Лондонская система против 1...d5 без раннего е7-e6

1.d4 d5 2.Сf4                                                                                                 

 

Глава 8. Лондонская система против 1...d5 с ранним е7-e6

1.d4 d5 2.Сf4                                                                                                 

 

Глава 9. Прочие системы

1.d4                                                                                                                  

 

Глава 10. Упражнения                                                                               

 

Глава 11. Решения                                                            

 

                                                                                                      ВВЕДЕНИЕ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ

 

Введение

Лондонская система, к которой примыкает и так называемая атака Перейры (другое название - Нью-Йоркская система), характеризуется крепким построением белых: d4-Кf3-Сf4-e3-c3-h3. Это универсальная система, пригодная против почти любого ответа чёрных, и одна из самых надёжных за белых. Она пользуется большой популярностью среди игроков среднего уровня, которые хотят уйти в сторону от известных теоретических вариантов, иначе придётся изучать весь набор возможных защит соперника. Однако данную систему регулярно применяют и сильные гроссмейстеры, например, Гата Камский или Борис Грачёв. Вероятно, самым крупным специалистом в мире по данной системе следует считать французского гроссмейстера Эрика Прие. Изредка этот дебют играют также Пономарёв, Эльянов, Бакро, Дреев, Бауэр, а в прошлом он встречался в партиях таких сильных шахматистов, как Спасский, Керес, Бронштейн, Юсупов и Каспаров. В наше время творчество Карлсена является своеобразным зеркалом, в которое смотрятся многие игроки, а он играет второстепенные линии либо варианты, которые не обещают перевеса в дебюте, перенося тяжесть борьбы на миттельшпиль или эндшпиль. Сегодня вполне привычно наблюдать, как элитные игроки разыгрывают белыми фигурами дебют Рети или Английское начало, спокойные дебюты, в которых главную роль играют скорее схемы и идеи, чем точные знания конкретных теоретических вариантов.

Идея написать книгу о Лондонской системе родилась из необходимости заполнить вакуум, существующий в шахматной литературе. Есть, правда, несколько работ на английском, но на испанском языке нет ни одной книги. Один из авторов этой книги пришёл к мысли применять Лондонскую систему несколько лет назад, когда понял, что у него не хватает времени на изучение дебютов. Тогда он стал искать для себя такую дебютную систему, которую можно было бы играть против любого начала и в которой не нужно было бы запоминать массу вариантов. В итоге он обнаружил Лондонскую систему - вышел на неё благодаря атаке Перейры, называемой так в Аргентине в честь мастера Мануэля Перейры Пуэбла. Перейра регулярно применял данный вариант и имел собственные атакующие идеи, отличающиеся от вариантов чистой "лондонки". Этот дебют прост для восприятия, и де Прадо начал в нём одерживать неплохие, порой даже красивые победы и добиваться хороших результатов, в том числе против сильных соперников. В результате, он накопил определённый опыт, изучая и улучшая избранную систему. Оба автора, в силу различных обязательств, имеют мало времени на изучение начал, поэтому они считают эту систему идеальной. В своей тренерской работе мы также стали обучать данному дебюту наших учеников (чем занимаемся уже много лет). В конечном счёте у нас родилась идея написать книгу, и мы рады возможности познакомить поближе с этим популярным дебютом не только любителей, но и тех, кто принимает участие в турнирах и желает уйти от новейших теоретических разработок. 

Лондонская система подойдёт не только тем, кто не имеет достаточно времени на изучение дебютов, но и тем, кому нравится играть крепко, надёжно. Правда, во многих вариантах необходимо знать точный порядок ходов. Но в целом игра в этом дебюте ведётся, опираясь больше на общие концепции и схемы, чем на какие-то конкретные и сложные варианты. Белыми очень трудно получить плохую позицию или столкнуться с какой-то неожиданностью на стадии дебюта. Наша цель не добиться перевеса уже на первых ходах, а играть спокойную схему и в зависимости от ответа противника выбирать план дальнейшей игры. Во многих вариантах положение вскрывается, и белые выигрывают множество поединков мощной атакой на вражеского короля; то, что это крепкая система, не означает отказ от атаки или инициативы. Лишь иногда белые будут действовать в строго позиционной манере, в остальных случаях они играют достаточно агрессивно. Для игрока, регулярно применяющего Лондонскую систему, преимущество над соперником заключается в его большем опыте в возникающих позициях. Он превосходит соперника, поскольку тот часто не находит лучшего плана из-за недостаточной практики игры в подобных положениях. Играет свою роль и убеждённость в том, что белые играют безобидный и ничейный дебют, нередко противники не проявляют к Лондонской системе большого интереса и не занимаются тщательной дебютной подготовкой. "Лондонку" имеет смысл применять против почти любого ответа соперника, но всё же нужно знать ещё кое-что - иногда мы будем переходить к позициям ферзевого гамбита, славянской защиты или защиты Каро-Канн: пешка "с" обычно идёт на с3, но в некоторых линиях она отправляется на с4. То же самое касается продвижения h2-h3: нужно точно знать момент, в который должен быть сделан данный ход. Как общее правило, слон на f4 - это хорошая фигура, и мы не должны допускать его размена. Другой слон выходит на e2 или d3,  в зависимости от защиты, избранной соперником. Все эти тонкости мы рассмотрим далее в нашей книге.

Развитие варианта

Лондонская система появилась в XIX веке. Первая сохранившаяся партия - Лабурдонне - Мак-Доннелл (Лондон, 1834). Этот поединок был начат ходами 1.d4 d5 2.Сf4 c5 3.e3 Кc6 4.Кf3 Сg4 5.Сe2 Сxf3 6.Сxf3 e6 7.c4, и хотя белые в итоге проиграли, стояли они немного лучше соперника. Затем было сыграно ещё несколько партий, среди них Цукерторт - Мунк (Берлин, 1869). Первым шахматистом, который стал играть данное начало на регулярной основе, был ирландец Мэзон. Впервые он применил Лондонскую систему в 1881 году в Берлине, а через год так играл уже и англичанин Блэкберн, который с самого начала трактовал этот дебют как вступление к атаке. Всеобщее признание система получила после турнира в Нью-Йорке 1889 года. Рассмотрим две ранние "лондонки", сыгранные Мэзоном и Блэкберном. 

Партия № 1

Дж.Мэзон - А.Виттек

Системы с d7-d5 и ранним е7-е6 D02

Вена, 1882

 

1.d4 d5 2.Сf4 

В те времена практически всегда на ход ферзевой пешки чёрные отвечали 1...d5. Это был общепринятый ответ. Ход Сf4 встречался тогда достаточно часто, но после е2-е3 почти всегда играли с2-с4, переходя к позициям ферзевого гамбита.

2...e6 3.e3 Кf6 4.Кf3 Сe7 5.Сd3 b6 6.Кbd2 Сb7 7.Кe5 

Очень интересная идея, не потерявшая значения и в наши дни: белые откладывают рокировку, чтобы поставить коня на сильное поле е5 и подготовить атаку на чёрного короля.

7...a6 8.c3 Кbd7 9.0–0 0–0 10.Фf3

 

Этот план также до сих пор актуален: белые переводят ферзя на королевский фланг по маршруту Фf3–h3, собираясь атаковать чёрного короля, одновременно предотвращается прыжок чёрного коня на e4. 

10...Лe8 11.Фh3 Кf8

Типичный оборонительный манёвр: конь защищает пункт h7 и в дальнейшем отправится на g6, таким путём чёрные избегают ослаблений в позиции рокировки и перекрывают диагональ белого слона - b1-h7.

12.Кdf3 Кe4 13.Фh5 Кg6 14.Лad1 

Здесь можно было осуществить любопытную жертву: 14.Кxf7!? Крxf7 15.Кe5+ Крg8 16.Кxg6 hxg6 17.Фxg6 Сd6 18.f3 Фf6! (18...Кf6 19.Сg5 с компенсацией) 19.Фh5 Сxf4 20.exf4 Кd6 21.Сg6 Кf7 22.g3 Крf8 - у белых есть определённая компенсация с 2 пешками за фигуру.

14...Лf8 15.Кd2 Фe8 16.f3 Кxd2 

Лучше 16...Кf6 =.

17.Лxd2 f5 18.Фh3 

Если 18.Кxg6, то 18...hxg6 (18...Фxg6 19.Фxg6 hxg6 20.Сxc7±) 19.Фh3 с незначительным преимуществом белых.

18...Сd6 19.Кxg6 hxg6 

Здесь лучше 19...Фxg6 =.

20.Сxd6 cxd6 

 

Белые имеют преимущество: у них лучше слон и структура пешек, к тому же  можно сыграть g2-g4, а затем Лg2 с атакой на позицию рокировки чёрных. 

21.f4 

Не лучшее продолжение, поскольку белым может понадобиться прорыв е3-e4, для которого теперь теряется опора - пешка f. Предпочтительнее было 21.g4 либо 21.Крh1 Крf7 22.g4 Лh8 23.Фg3.

21...Крf7 22.g4 Лh8 23.Фg3 Фe7 24.Лg2 Фf6 25.Крh1 

Лучше было отправить короля в центр - 25.Крf2. 

25...Лh7 26.g5 

Закрытие игры не самое удачное решение, сейчас положение становится даже чуть лучше у чёрных.  Целесообразнее было вернуться на g1 - 26.Крg1 с идеей Крf2, и король находится в более безопасной ситуации.

26...Фe7 27.h4 Крe8

Чёрные пользуются возможностью перевести короля на другой фланг. 

28.Лh2 Крd7 29.Сe2 Лah8 30.Крg2

Белые осознают свою ошибку и исправляют её, убирая короля с вертикали h.

30...Сc6 31.Лfh1 

 

У белых всё готово, чтобы сыграть h4-h5 в подходящий момент.

31...Крc7 32.Фf2 

Сейчас прорыв вёл к равенству после 32.h5 gxh5 33.Лxh5 Лxh5 34.Лxh5 Лxh5 35.Сxh5 Сe8 =.

32...Фd7 33.Сf3 Фc8 34.Крg3 Сe8 35.Фe2 Крd8 36.Лc1 Сc6?! 

Необходимо было играть 38...b5. Белые совершенно правильно переходят к активным действиям на другом фланге. Всегда следует помнить: чтобы создать слабости сопернику, важно вести игру на обоих флангах. В данном случае чёрные ладьи находятся далеко от ферзевого фланга.

37.c4! Сb7 

Не годится 37...dxc4 38.Сxc6 Фxc6 39.Фxc4 Фxc4 40.Лxc4 Крd7 41.Лhc2 с выигрышем.

38.Фg2?! 

38.Лc3! давало белым решающее преимущество.

38...Крd7 39.Лc3 Фa8 40.Лh1! 

И вторая ладья отправляется на ферзевый фланг.

40...Лb8? 

Необходимо было 40...Лc8 41.Лhc1 Лhh8 42.a4 с перевесом белых.

41.cxd5 Сxd5 42.Лhc1 

Вторжение ладей на седьмой ряд оказывается решающим. Обратите внимание на чёрную ладью, стоящую вне игры на h7. 

42...Крe8 43.Сxd5 exd5 

Если 43...Фxd5, то 44.Фc2 с выигрышем.

44.Лc6 1–0 

Больше всего в этой партии мне нравится, что белые применили типичный для сегодняшнего дня план перевода ферзя на королевский фланг. А также то, как белые сменили фланг, когда увидели, что прорыв на h5 не даёт преимущества и что чёрные не успеют вовремя перебросить свои ладьи на противоположный участок доски.

 

Партия № 2

Дж.Блэкберн - M.Гармонист

Системы с d7-d5 и е7-e6 D02

Бреслау, 1889

 

1.Кf3 d5 2.d4 Кf6 3.Сf4 e6 4.e3 

 

Перед нами стандартное положение Лондонской системы.

4...Сe7 5.Сd3 0–0 6.Кbd2 b6 7.Кe5 

Блэкберн повторяет идею Мэзона и улучшает её, он откладывает рокировку и устремляется в атаку, занимая поле e5, одно из ключевых для белого коня.

7...Сb7 8.Фf3! 

Белые не дают чёрному коню прыгнуть на e4 и переводят своего ферзя в атаку на чёрного короля. Мы видели, что Мэзон быстро осуществил короткую рокировку, у Блэкберна же замысел иной: он собирается довольно долго действовать совсем без рокировки.

8...c5 9.c3 Кbd7 10.Фh3 

Такая позиция вполне могла бы встретиться и сегодня, белые уже нацелились на пункт h7, имея в виду идеи g2–g4–g5 и Кf3–g5, их король может сделать длинную рокировку или остаться в центре.

10...Лe8 

Другие возможности - 10...g6 и 10...h6.

11.Кdf3 

 

Угрожает Кxf7 с последующим Кg5. 

11...Кe4?! 12.Кxd7! Фxd7 13.Кe5 Фd8 14.f3 Кf6 15.Кg4

15.g4 g6 16.Сb5 с ясным преимуществом белых.

15...g6

15...h6? 16.Сxh6 gxh6 17.Фxh6, и белые побеждают.

16.Сb5

Лучше было 16.Кh6+ Крg7 17.Сe5 с ясным перевесом белых.

16...Кd7?

Следовало предпочесть 16...Лf8!: 17.Сh6 (17.0–0) 17...Кxg4! 18.fxg4 (18.Фxg4 f5 19.Фh3 Лf7 с равенством) 18...Сh4+ 19.g3 (19.Крd1) 19...Сg5 20.Сxf8 Фxf8, и у чёрных превосходная компенсация. 

17.Кh6+ Крg7 

 

18.Кxf7! 

Типовая жертва, которая даёт белым решающее преимущество.

18...Сh4+

Если 18...Крxf7, то 19.Фxh7+ Крf6 20.g4, и мат в 4 хода. 

19.Сg3 Крxf7

Или 19...Сxg3+ 20.hxg3 Крxf7 21.Фxh7+ Крf6 22.Лh4, и белые берут верх.

20.Сxh4 

Быстрее вело к цели 20.Фxh4!.

20...Фc8 21.Сg3 Крg8 22.0–0 a6 23.Сd3 

Исход борьбы предрешён: у белых лишняя пешка, два слона и атака на чёрного короля.

23...e5 24.Лae1 Фc6 25.e4 cxd4 26.exd5 Фc8 27.cxd4 Сxd5 28.dxe5 Фc5+ 29.Сf2 Фe7 30.f4 Сxa2 31.Сh4 Фg7 32.Сc2 Лac8 33.Сb3+ Сxb3 34.Фxb3+ Крh8 35.Лd1 h6 36.Фh3 Лc7 37.Лd6 Крh7 38.Лfd1 Кf8 39.Сf6 Фf7 40.Л6d3 Фe6 41.g4 b5 

 

42.Фxh6+!, и мат следующим ходом.

1–0

Красивая атака в одной из первых партий, сыгранных Лондонской системой. 

 

В начале XX века данную расстановку применяло уже большинство сильнейших шахматистов того времени: Тартаковер, Рубинштейн, Нимцович, Маршалл, Мароци, Яновский, Шлехтер, Земиш, Тарраш. Даже Капабланка в первый раз прибегнул к ней ещё в 1911 году в Лондоне в партии против Типала. Но только в 1922 году на крупном турнире в Лондоне она стала по-настоящему актуальной, потому что данную расстановку использовали самые разные игроки: Уотсон, Рубинштейн, Алехин, Капабланка. Именно тогда она получила своё название - Лондонская система, наименование, которое сохранилось до наших дней.

 

Партия № 3

Х.Р.Капабланка - Д.Типал

Системы с d7-d5 без раннего е7-e6 D02

Лондон, 1911

 

1.d4 d5 2.Сf4 c5 3.e3 Кc6 4.Кf3 Кf6 5.Кbd2 Сg4 

В предыдущих поединках, где белые играли Кe5, слон чёрных оставался пассивным, здесь же они решают сразу развить его.

6.c3 e6 7.h3 

Хороший ход, вынуждающий чёрных определиться с судьбой слона, заодно открывается путь для отступления собственного слона f4. 

7...Сh5 8.Фb3

Обычный план за белых, который встречается и сегодня, когда чёрные уводят своего слона с c8 и пешка  b7 остаётся без защиты. То же самое в Лондонской системе нередко делают чёрные, играя Фb6 и нападая на пешку b2. 

8...Фb6 9.Кe5 

Другая неплохая возможность - 9.Фxb6 axb6 10.Сb5 с небольшим перевесом белых.

9...Кxe5 10.Сxe5 

Вновь заслуживало внимания 10.Фxb6 axb6 11.dxe5 Кd7 12.Сb5.

10...Кd7?! 

Лучше было 10...c4 11.Фxb6 axb6 12.e4 b5 13.g4 Сg6 14.Сxf6 gxf6 15.exd5 exd5 16.Сg2 0–0–0 с обоюдными возможностями. Белые имеют лучшую пешечную структуру, поскольку у чёрных сдвоены пешки и есть слабость на d5, но два слона и открытый характер позиции обещают вполне достаточную компенсацию.

11.Сb5 f6 12.Сh2 c4 13.Фa4 

Связка довольно неприятна, а слон на h5 занимает пассивную позицию. 

13...Лd8 14.b3! 

 

Типичный подрыв, когда чёрные сыграли с5-с4. Этот план и сегодня считается правильным.

14...a6?! 

Лучше было 14...cxb3 15.Лb1!? (15.axb3 a6 16.Сd3) Сg6 16.Лb2 (16.Лxb3 Сc2) 16...a6 17.Сe2 e5 18.Лxb3 Фc7 19.0–0.

15.Сxd7+ Лxd7 16. bxc4± Фb2? 

Следовало играть 16...Сg6 17.e4 dxe4 18.Лb1 Фc6 19.Фxc6 bxc6 20.Лb8+ Крf7 21.Кb3±.

17.Лb1  Фxc3 18.g4 b5 

Если 18...Сg6, то 19.Лxb7.

19.cxb5 Сg6 

 

20.bxa6! 

Красивое завершение; белая пешка стремительно проходит в ферзи.

20...Сxb1 

Если 20...Сc2, то 21.a7 Сxa4 22.a8Ф+ Крf7 23.Фxa4.

21.a7 Сd3 22.a8Ф+ Крf7 23.Фxd7+ Крg8? 

Грубая ошибка, допускающая мат в один ход. Следовало играть 23...Сe7 24.Фac6 Фa1+ 25.Кb1 Фxb1+ (25...Фb2 26.Кc3) 26.Крd2, хотя и здесь белые выигрывают.

24.Фxe6# 1–0 

Капабланка здорово провёл партию, продемонстрировав идеи Фb3 и b2-b3, которые не потеряли своей значимости и в наши дни.

 

Партия № 4

А.Алехин - М.Эйве

Староиндийская защита A48

Лондон, 1922

 

1.d4 Кf6 2.Кf3 g6 3.Сf4 

Лондонская система против королевского фианкетто - g7-g6. 

3...Сg7 4.Кbd2 c5 5.e3 d6 6.c3 Кc6 7.h3 

Подготавливая убежище для слона f4 на случай Кh5. 

7...0–0 8.Сc4 

Не самое привычное поле для этого слона. В настоящее время, в ответ на защиту Грюнфельда или Староиндийскую защиту, обычным является вывод слона на e2. 

8...Лe8 9.0–0 

В наши дни предпочли бы 9.dxc5 dxc5 10.0–0 с небольшим перевесом белых.

9...e5 10.dxe5 Кxe5? 

 

Серьёзная позиционная ошибка, дающая белым ясный, возможно, даже решающий перевес. Необходимо было брать пешкой - 10...dxe5 11.Сh2.

11.Сxe5! dxe5 12.Кg5! Сe6 

Несколько лучше было 12...Лf8 13.Кde4 Фxd1 (13...Кxe4 14.Сxf7+) 14.Лfxd1 Кxe4 15.Кxe4 с ясным преимуществом белых: чёрный слон на g7 не входит в игру, тогда как его белый визави на c4 и конь, который может пойти на d6, - очень сильные фигуры. К тому же, белые захватили вертикаль d.

13.Сxe6 fxe6 14.Кde4 

Сдвоенные пешки и пассивный слон - очевидные недостатки позиции чёрных. Наиболее эффективно белые могут использовать их в эндшпиле.

14...Кxe4 

Если 14...Фb6, то 15.Фd6 Кxe4 16.Кxe4 Фxd6 (16...Фxb2? 17.Лab1 Фc2 18.Лxb7 Фxe4 19.Фd7, и белые выигрывают) 17.Кxd6 Лe7 18.Лad1, и белые сохраняют ясное преимущество.

15.Фxd8 Лexd8 16.Кxe4 b6 17.Лfd1 Крf8 18.Крf1 Крe7 19.c4! 

Хороший ход: пешки соперника фиксируются на чёрных полях, по которым ходит его слон, одновременно освобождается третий ряд для белой ладьи. Возникло окончание "хороший конь против плохого слона".

19...h6 20.Крe2 Лxd1 21.Лxd1 Лb8 

Чёрные не могут менять ладьи, так как после 21...Лd8 22.Лxd8 Крxd8 23.h4 окончание проиграно для них. Белые проводят g4–g5, ведут короля на e4, а коня на f3 и легко побеждают.

22.Лd3 Сh8 

 

23.a4! Лc8 

Если 23...a5, то 24.Лb3!, и белые выигрывают пешку ввиду неотразимой угрозы Кxc5. 

24.Лb3 Крd7 25.a5! Крc6 26.axb6 axb6 27.Лa3 

Белым, наконец, удаётся найти линию, по которой можно вторгнуться ладьёй в лагерь противника. Положение чёрных пассивное, они просто ждут, что произойдёт.

27...Сg7 28.Лa7 Лc7 

Теперь чёрные предлагают размен ладей, но белые уклоняются, поскольку вполне резонно полагают, что их ладья сильнее, действительно, с ладьями на доске преимущество белых больше. 

29.Лa8! Лe7 30.Лc8+ Крd7 31.Лg8 Крc6 32.h4 Крc7 33.g4 Крc6 34.Крd3 Лd7+ 35.Крc3 Лf7 36.b3 Крc7 37.Крd3 Лd7+ 38.Крe2 Лf7 39.Кc3 

Партия решена. Выигрывало и 39.g5 h5 40.Кc3 Лe7 41.Кb5+ Крd7 42.Крd3 Крc6 43.Крe4 Лb7 44.Лd8 Лe7 45.Лb8. Чёрные в цугцванге. 45...Лd7 46.Лe8, пешка на е6 гибнет, и белые получают решающее преимущество.

39...Лe7 40.g5 hxg5 41.hxg5 Крc6 42.Крd3 Лd7+ 43.Крe4 

У белых уже очень активный король. Вскоре чёрные окажутся в цугцванге.

43...Лb7 44.Кb5 Лe7 45.f3 Крd7 

Если 45...Крb7, то 46.Кd6+ Крc6 47.Кe8 с победой.

46.Лb8! Крc6 47.Лc8+ Крd7 

Снова если 47...Крb7, то 48.Кd6+ Крa7 49.Лd8, и чёрные опять в цугцванге: 49...Крa6 50.Лa8+ Лa7 51.Лxa7+ Крxa7 52.Кe8 Сh8 53.Кc7, белые выигрывают.

48.Лc7+ Крd8 49.Лc6 Лb7 50.Лxe6 

И чёрные сдались.

1–0

Отличный урок стратегии от Алехина, который превосходно использовал наличие сдвоенных пешек у соперника. 

 

И в 40-е годы XX века такие великие мастера, как Капабланка и Алехин продолжали применять Лондонскую систему. К 1950 году она вошла в дебютный репертуар Бондаревского, который популяризировал эту систему в СССР. Дебют начинает появляться в практике сильнейших шахматистов того времени: Котова, Смыслова, Рагозина, Бронштейна, Кереса (чью партию 1959 года мы увидим в Главе 1), а также других, несоветских игроков - например, Ларсена или Бенко. Также в начале 50-х годов в Южной Америке приобретает известность аргентинский шахматист Мануэль Перейра Пуэбла, который начинает регулярно играть Лондонскую систему. Мануэль Перейра был сильным игроком, добившимся наибольших успехов в игре по переписке, но он имел хорошие результаты и в очных соревнованиях, хотя никогда не занимался шахматами профессионально. 

[Мануэль Перейра Пуэбла - международный мастер ИКЧФ (Международная шахматная федерация игры по переписке). Самый высокий его рейтинг, как свидетельствуют публичные архивы этой организации, составляет 2321.  Последняя партия Перейры датируется 1998 годом, но его рейтинг Эло был набран гораздо раньше, когда не существовало игровых программ либо они были очень слабыми, поэтому такой рейтинг соответствует уровню по-настоящему сильного шахматиста. Перейра участвовал в финале XI чемпионата мира, где занял высокое 7-е место при 17 участниках. Среди тех, с кем он встречался, - два экс-чемпиона мира.]   

Перейра начал разрабатывать новые линии и варианты, которые отличались от всем известной Лондонской системы, именно поэтому в Аргентине этот дебют получил наименование "система (или атака) Перейры". Наибольшие результаты его атакующая линия приносила, когда чёрные играли ортодоксальную защиту с ходами d7-d5 и е7-e6: Перейра проводил план с Кe5 и h2-h4, далее он осуществлял жертву Сxh7 с решающей атакой. В Аргентине образовалась целая школа: другие сильные игроки также стали на постоянной основе применять настоящую систему, можно назвать такие имена, как Гимар, Бауса, Росетто, Панно, Болбочан. Перейра играл своё начало более 40 лет вплоть до самой своей смерти (в 1998 году). 

 

Партия № 5

М.Перейра - Х.Кассани

Системы с d7-d5 и ранним е7-e6 D02

Финал VII чемпионата Аргентины по переписке, 1982

 

 

1.d4 d5 2.Кf3 Кf6 3.Сf4 c5 4.e3 e6 5.Кbd2 Кc6 6.c3 Сd6 7.Кe5 

 

Перейра, как правило, довольно рано отправлял коня на e5, далее делал ход h2-h4 и приступал к атаке на чёрного короля, но также он играл здесь 7.dxc5, что является интересной альтернативой. Ещё одна обычная для наших дней идея - 7.Сg3: если чёрные меняются на g3, вскрывается линия h, если же они отказываются от размена, белые укрепляют пункт e5 путём f2-f4 или Кdf3. 

7...Сxe5 

Сразу размениваться на e5 - не лучшее решение, особенно, если чёрные уже рокировали в короткую сторону. Разумнее выглядит 7...Фc7 8.Кdf3 0–0 9.Сd3, и вся борьба впереди.

8.dxe5 Кd7 9.Кf3

Неплохо было и сразу 9.Фg4.

9...0–0 

Здесь уже лучше было играть 9...h6 или 9...Фc7. 

10.Сd3 Фc7? 

Теперь же этот ход - решающая ошибка: когда белая пешка переместилась на е5, и чёрному коню пришлось уйти с f6, возникла весьма опасная для чёрных ситуация, поскольку позиция рокировки ослаблена, и у белых появились атакующие возможности. Необходимо было избрать 10...h6 или 10...g6. 

Очередь хода за белыми. Как начать атаку?

 

11.Сxh7+! 

Классическая типовая жертва, которая обеспечивает белым решающий перевес. Более глубоко и подробно мы разберём атаку Перейры (в её чистом виде)  в соответствующем теоретическом разделе.

11...Крh8 

Взятие не решает проблем: 11...Крxh7 12.Кg5+: 

A) 12...Крg6 13.Фc2+: 

A1) 13...Крh6? 14.Фh7#. 

A2) 13...Крh5? 14.Фh7+ Крg4 15.f3# (15.Фh3#; 15.h3#).

A3) 13...f5 (единственное) 14.exf6+ Крxf6 15.Кh7+ Крf7 16.Сxc7 с выигрышем.

B) 12...Крg8 13.Фh5 Лd8 14.Фxf7+ Крh8 15.Фh5+ Крg8 16.Фh7+ Крf8 17.Фh8+ Крe7 18.Фxg7+ Крe8 19.Фf7#.

12.Кg5 

Побеждает также 12.h4 g6 13.h5.

12...Кcxe5 

Больше возможностей для сопротивления оставляло 12...g6, правда, после 13.h4 Кdxe5 14.h5 f6 15.hxg6 fxg5 16.Сxg5 атака белых всё равно должна привести к победе.

13.Сxe5 Кxe5

Если 13...Фxe5, то 14.Фh5 Фxg5 15.Фxg5 Крxh7 с решающим перевесом у белых.

14.Фh5 g6 15.Фh6 

и мат в 4 хода.

1-0 

Красивая миниатюра Мануэля, которая демонстрирует опасности, подстерегающие чёрных в данном варианте. Необходимо всё время помнить о тематической жертве слона на h7. Перейра выиграл множество партий красивыми атаками.

 

В конце 70-х - начале 80-х годов сильные игроки по-прежнему применяли данную систему, например, в 1977 году её играл юный Каспаров. Необходимо также выделить югославского шахматиста Влатко Ковачевича, который был одним из главных специалистов в 80-90-е годы. Он автор книги о Лондонской системе, вышедшей в 2005 году в Лондоне. Его соотечественники Николич и Кнежевич также играли эту систему. В Испании её начали применять Беллон и Ривас. Посмотрим, как разыгрывал Лондонскую систему юный Каспаров.

 

Партия № 6

Г.Каспаров - Э.Кеньгис

Староиндийская защита A48

Рига, 1977

 

1.d4 Кf6 2.Кf3 b6 3.Сf4 Сb7 4.e3 c5 5.Кbd2 g6 6.c3 Сg7 7.h3 0–0 8.Сe2 Кc6 9.0–0 d6 10.a4 

 

С перестановкой ходов получился один из вариантов Староиндийской защиты. Чёрные также могут развивать коня не на с6, а на d7. Типовое продвижение а2-a4 позволяет белым захватить пространство на ферзевом фланге.

10...a6 11.Кc4!? 

Интересная идея. Каспаров хочет в какой-то момент сыграть а4-a5, чтобы ослабить ферзевый фланг соперника, и если чёрные ответят b6-b5, он сможет установить коня на b6. Ходом в партии белые провоцируют противника на продвижения b6-b5 или d6-d5. Другие возможные продолжения - 11.Сh2 и 11.Лe1. 

11...b5 12.Кa3 

Хуже 12.axb5 axb5 13.Фb3 (13.Кa3 b4=) 13...bxc4 14.Фxb7 Кa5 15.Фb5 cxd4 16.cxd4 Фc7 с равной позицией.

12...b4 13.cxb4 Кxb4?! 

Сомнительный ход. Лучше было естественное 13...cxb4 14.Кc4 Кa5 15.Кfd2, и положение уравнивается.

14.dxc5 Кfd5!? 

 

Кеньгис идёт на осложнения, но это было рискованно уже даже против юного Каспарова. 

К более спокойной игре вело 14...dxc5 15.Кc4, правда, позиция белых лучше ввиду слабости на c5. 

15.cxd6 Сxb2 16.Сh6 

Неплохо было 16.Сg5 Фxd6 17.Кc4 Фc5 18.Кxb2, где белые выигрывают фигуру, но чёрные смогут затем отыграть её после длинного и трудного для расчёта варианта. И всё же белые сохраняют преимущество после 18...Кc3 19.Лc1 Кba2 20.Лc2 Лfc8 21.Кd3 Фf5 22.Фe1 Кxe2+ 23.Фxe2 Лxc2 24.Фxc2 Сxf3 25.Сxe7. 

16...Лe8? 

 

Кеньгис ошибается: необходимо было играть 16...Кc3 17.dxe7 Фxe7 18.Сxf8 Лxf8 19.Фd2 Сxa1 20.Лxa1 Кxe2+ 21.Фxe2 Лc8, и у чёрных есть компенсация благодаря сильной позиции слона на b7.

17.d7! 

Будущий чемпион мира не упускает представившейся возможности.

17...Фxd7 18.Кc4 Сxa1 19.Фxa1 

Белые имеют ясное преимущество: они пожертвовали качество, но располагают прямыми угрозами позиции рокировки чёрных ввиду отсутствия у тех чернопольного слона.

19...e5?

Это проигрывает, так как белые берут на e5, и диагональ a1-h8 решает исход партии. Впрочем, чёрных не спасало и 19...f6: 20.e4 Кc7 21.Кb6. 

Лучшая защита - возврат материала путём 19...Кf6 20.Кb6 Фf5 21.Кxa8 Сxa8 22.Лc1, хотя белые и сохраняют перевес благодаря наличию двух слонов, особенно силён слон на h6, который не имеет оппонента.

20.Кcxe5 Фe6 

 

21.Кg4! f6 

Единственная защита от мата на g7. 

22.Сc4! 

Связка этим слоном оказывается решающей, у чёрных нет удовлетворительной защиты.

22...Лf8 23.e4 

Чёрные сдались, так как на 23...Фxe4 последует 24.Кxf6+ Лxf6 25.Фxf6, и от мата защититься невозможно.

 1–0 

 

Уже в 90-е годы Лондонскую систему играло большое число игроков, среди них можно выделить англичан Хебдена (главного специалиста по атаке Барри) и Ходжсона, чеха Блатны, внёсшего новые идеи в ряде вариантов, сербов Влатко и Слободана Ковачевичей, и многих других, всех перечислить невозможно. Количество партий, сыгранных Лондонской системой, начиная с середины 90-х, растёт в геометрической прогрессии, поскольку её применяет всё больше игроков, а значит и играется больше поединков. Важную роль в этом сыграли и появившиеся в результате компьютерной революции базы данных. Как было сказано в начале книги, сегодня Лондонская система - весьма популярный дебют у игроков среднего уровня, да и сильные шахматисты постоянно применяют Лондонскую систему в качестве крепкого дебюта, при этом не отказываясь от претензий на перевес. Завершим экскурс в историю примером, в котором была разыграна своеобразная смесь Лондонской системы и атаки Барри.

 

Партия № 7

M.Баварт - M.Шуми

Защита Грюнфельда D02

Австрия, 1999

 

1.Кf3 Кf6 2.d4 g6 3.Сf4 Сg7 4.Кbd2 d5 

Чёрные отказываются от староиндийского построения, подробнее мы рассмотрим это в Главе 1. 

5.e3 0–0 6.Сd3 b6 7.Кe5 Сb7 8.h4!? 

 

Белые используют идею атаки Барри - конь на e5 и пешка на h4, однако другой конь находится на d2, а не на c3, где он обычно расположен в этом дебюте.

8...Кbd7 9.h5 Кxe5? 

Ошибка. Не годится также 9...Кxh5, тогда белые добиваются перевеса при помощи типовой жертвы качества на h5: 10.Лxh5! gxh5 11.Фxh5 Кf6 12.Фh4 c5 13.Сg5 Кe4 (13...c4 14.Сf5+, 13...Лe8 14.Сh6 Сxh6 15.Фxh6 c4 16.Сxh7+ Кxh7 17.Фh5 Фd6 18.Фxf7+ Крh8 19.Кg6+ Фxg6 20.Фxg6) 14.Сxe7 Фc7 15.Кxe4 dxe4 16.Кg4! Крh8 (16...exd3 17.Кf6+ Сxf6 18.Фg4+ Сg7 19.Сf6 с неизбежным матом) 17.Кf6 h6 18.Кxe4.

Правильное продолжение - 9...c5! 10.hxg6 hxg6 11.c3, и перевес белых незначителен.

10.dxe5 Кe4 

Вновь плохо 10...Кxh5 11.Лxh5! gxh5 12.Фxh5 f5 13.exf6 Лxf6 14.Фxh7+ Крf8 15.Кf3, и у белых решающая атака. Если 10...Кd7, то 11.hxg6 hxg6 (11...fxg6 12.Лxh7! с победой) 12.e6, и у белых снова решающий перевес.

11.hxg6 fxg6 

Если 11...hxg6, то 12.Фg4 Лe8 13.Кxe4 dxe4 14.Фh3 e6 (14...exd3 15.Фh7+ Крf8 16.Сh6) 15.Фh7+ Крf8 16.Сh6 Сxh6 17.Фxh6+ Крe7 18.Сb5 Лg8 (18...c6 19.Фh4+ Крf8 20.Фh8+ Крe7 21.Фf6+ Крd7 22.Лd1+) 19.Лd1, и белые выигрывают.

12.Кxe4 dxe4 13.Сc4+ 

 

13...Лf7 

Печальная необходимость: если 13...Крh8, то 14.Фg4 с немедленной угрозой Фxg6. Видимая защита 14...Фe8 опровергается жертвой 15.Лxh7+! Крxh7 16.Фh4+ Сh6 17.Фxh6#.

14.Сxf7+ Крxf7 15.Лxh7 

 

У белых лишние качество и пешка, поэтому победа - лишь дело техники.

15...Крg8 16.Фxd8+ Лxd8 17.Лh1 Крf7 18.Лd1 Лxd1+ 19.Крxd1 c5 20.Крc1 Сd5 21.e6+!? 

К победе ведёт множество путей, в том числе и спокойное продолжение 21.a3. 

21...Крxe6 22.Сb8 Крd7 23.Лd1 Крc6 24.Сxa7 Сxa2 

На 24...Сe6 белые играют 25.Лd8 с лёгким выигрышем.

25.Лd8 Сe5 26.b3 c4 

Если 26...Крb7, то 27.Лd7+.

27.Лc8+ 1–0

В случае 27...Крb7 следует 28.Лxc4 Крxa7 29.Лa4+ с победой.

 

 

 

 

Перевод данной работы Джона Нанна был завершён в августе 2015 года. Летом 2016 года состоялась её публикация в издательстве "Русский шахматный дом".

Вашему вниманию предлагается самое начало книги, в частности, небезынтересное эссе "Мифы о миттельшпиле".

 

Содержание

 

Введение

 

Мифы о миттельшпиле

Взаимосвязь событий на разных участках доски

 

Часть первая

Нарушенное материальное равновесие

1        Лишнее качество

2        Ладья против двух лёгких фигур

3        Фигура за три пешки

4        Ферзь против ладьи и лёгкой фигуры

5        Ферзь против двух ладей

6        Ферзь против трёх лёгких фигур

7        Ферзь против двух лёгких фигур

8        Игра с лишней пешкой

9        Игра без пешки

10      Слон против коня (1)

11      Слон против коня (2)

12      Два слона

 

Часть вторая

Элементы стратегии

13      Выработка плана

14      Когда конструктивного плана не видно

15      Центральные пешки

16      Улучшение позиции фигур

17      Преимущество в пространстве

18      Маневрирование

19      Переход в эндшпиль

20      Игра по всей доске

21      Атака меньшинства

22      Как действовать в худшей позиции

 

Часть третья

Активность

23      Проклятие пассивности

24      Инициатива

25      Открытые вертикали

26      Седьмая горизонталь

27      Форпост

28      Конь-доминант

29      Неудачное расположение фигуры

30      Хорошие и плохие слоны

31      Когда плохой слон не так уж и плох

32      Вскрытие линий

33      Позиционная жертва пешки

34      Высвобождающие ходы

35      Позиционная жертва качества

36      Другие позиционные жертвы

 

Часть четвёртая

Игра в атаке

37      Король в центре

38      Жертва Сxh7+ (1)

39      Жертва Сxh7+ (2)

40      Катастрофа на g7

41      Жертва Сxh6

42      Слабость пункта f7

43      Жертва Кd5 в сицилианской защите

44      Жертва Сxe6 в сицилианской защите

45      Жертва Кf5 в сицилианской защите

46      Жертва Лxc3 в сицилианской защите

47      Разносторонние рокировки

48      Перевод ладьи на фланг атаки

49      Надвижение пешек с целью ослабления позиции вражеского короля

50      Ввод резервов в атаку

51      Отсечение защитника

52      Вскрытие вертикалей, ведущих к королю противника

53      Атака на позицию фианкетто

54      Смертоносная большая диагональ

55      Неясные жертвы

56      Прорыв укреплений короля

57      Атака ва-банк

58      Неожиданные ходы в атаке

 

Часть пятая

Игра в обороне

59      Степень риска в атаке

60      Размен атакующей фигуры

61      Избегайте образования слабостей

62      Жертва в оборонительных целях

63      Хладнокровие в защите

64      Бегство короля

65      Контратака

66      Не поддавайтесь панике!

 

Часть шестая

Пешечная структура

67      Изолированные пешки

68      Изолированная ферзевая пешка (ИФП)

69      Висячие пешки

70      Сдвоенные пешки

71      Два слона против сдвоенных пешек

72      Отсталые пешки

73      Пешечные островки

74      Комплекс слабых полей

75      Проходная пешка в центре

76      Пешечное большинство на фланге

77      Пешечный прорыв

78      Пешечные цепи

79      Пешечные цепи и перевес в пространстве

80      Разрушение пешечной цепи при помощи жертвы

 

Часть седьмая

Типичные пешечные образования в центре

81      Открытый центр

82      Центр с открытой линией "e"

83      Структура закрытого варианта испанской партии

84      Структура варианта Винавера во французской защите

85      Шевенингенская структура

86      Структура варианта Найдорфа

87      Структура защиты Каро-Канн

88      Структура системы Земиша в староиндийской защите

89      Структура Модерн-Бенони

 

Часть восьмая

Типичные ошибки

90      Как попадают в ловушку

91      Недооценка атаки

92      Переоценка атаки

93      Просмотр тактического удара из обороны

94      Переоценка материала

95      Переоценка двух слонов

96      Автоматическое принятие жертвы

97      Отсутствие чувства опасности

98      Ненужные осложнения

99      Потеря нити игры

 

100    Преждевременная сдача партии

 

Введение

 

Эта книга по сути является продолжением более ранней работы "Понимание эндшпиля", вышедшей в 2009 году. Для той книги я отобрал 100 наиболее важных тем, посвятив каждой из них по две страницы, и мне было очень интересно, получится ли сделать то же самое и в работе по миттельшпилю. В результате появилась книга, которую вы держите в руках.

            Миттельшпиль - самая сложная для описания стадия шахматной игры. Для книг по дебюту существуют уже готовые форматы, например, дебютный репертуар, который уже сам по себе задаёт структуру и определяет границы разбираемого материала. Совсем другое дело миттельшпиль. Это огромный, плохо исследованный океан, в связи с чем попытка охватить всю тематику середины игры в одной книге - задача невероятно сложная. К тому же, отводя всего две страницы каждой теме, невозможно осветить её достаточно глубоко. На самом деле, по некоторым из затронутых тем были написаны целые труды. Однако, в намерения автора не входит подробное исследование всех аспектов середины игры, я предлагаю лишь краткий обзор тем. Думаю, данная работа будет полезна широкому кругу читателей. Для тех, кто только начал постигать азы шахматной игры, она послужит своеобразным проводником в мир миттельшпиля, его идей и понятий, а для более опытных игроков вполне может стать ускоренным курсом проверки своих знаний, выявления и восполнения пробелов.

            Надеюсь, что все читатели найдут приведённые в книге примеры полезными и занимательными. Поиск подходящих примеров - это отдельная непростая задача, когда пишешь труд про миттельшпиль. Данная стадия игры чрезвычайно сложна, поскольку очень редко случается, чтобы в партии превалировала какая-то одна тема. Гораздо чаще несколько тем переплетены между собой, и по мере развития событий на первый план выходят различные идеи. Некоторые авторы решают данную проблему просто: они не упоминают обо всех аспектах игры, фиксируя внимание только на одном, однако это может создать ложное впечатление. В итоге, у читателей формируется упрощённый взгляд на миттельшпиль. Они начинают думать, будто всё, что им нужно сделать - это иметь какой-нибудь план, к примеру, "захватить чёрные поля", и игра будет развиваться сама собой. На самом деле, партии очень редко следуют столь простым курсом, поскольку соперник будет стремиться помешать вашим планам, и вам придётся корректировать свою стратегию в соответствии с новыми обстоятельствами. В настоящей книге я применил другой метод, основанный на выделении ключевых моментов принятия решений, при этом я стараюсь, насколько это возможно, объяснять словами самые важные понятия миттельшпиля. В книге почти нет глубоких анализов, но это не означает, что примеры не были тщательно проанализированы. Слишком часто в шахматной литературе встречается чересчур общее описание партии, которое на поверку оказывается совершенно неверной интерпретацией происходящих на доске событий. Работая над этой книгой, я сначала глубоко анализировал примеры при помощи компьютера (Deep Fritz, Deep Rybka либо бесплатный движок Houdini, в зависимости от типа позиции), а затем пользовался своим анализом как базой для общего описания хода поединка, опуская все варианты, кроме самых важных. В результате, некоторые примеры, возможно, выглядят не столь ясно и убедительно, как в обычных учебниках, но я предпочёл дать точный портрет партии, а не раскрашивать её ненужными деталями.

            Я старался брать примеры из свежих партий, поэтому вы найдёте здесь множество поединков с участием таких современных звёзд, как Ананд, Карлсен, Крамник и Карякин. Надеюсь, что читатели, по меньшей мере, получат удовольствие от 200 примеров игры в миттельшпиле, но я хотел бы сказать несколько слов о структуре этой книги для тех, кто хочет глубоко изучить данную тему, а не просто бегло просмотреть. Книга начинается с двух коротких эссе, первое из которых называется "Мифы о миттельшпиле". В нём я предупреждаю, что некоторые концепции, кочующие из учебника в учебник, в лучшем случае, верны лишь частично. В качестве примера приводится миф о пешечном большинстве на ферзевом фланге. Второе эссе, под названием "Взаимосвязь событий на разных участках доски", призвано продемонстрировать, что позиции миттельшпиля следует рассматривать в целом, поскольку события на одном участке доски могут сильно повлиять на ситуацию на другом, и избранное стратегическое решение может очень долго отражаться на каждом аспекте игры. Совершенно неправильно делить позицию на части и рассматривать их в отрыве друг от друга. Если вы будете рассуждать таким образом, то рискуете не заметить массу важных идей.

            Затем автор переходит непосредственно к обзору 100 тем, относящихся к области миттельшпиля. Они разделены на восемь частей (см. Содержание), и каждая из этих частей начинается с двухстраничного введения, которое разъясняет, что общего у данных позиций. Эти предисловия крайне важны, их следует внимательно прочитать, прежде чем переходить к конкретным разделам. Я отобрал для книги в основном примеры, имеющие дидактическую ценность, главное внимание я фокусирую на ключевом моменте поединка. Настоятельно советую смотреть всю партию, тогда внимательный читатель получит и другие полезные рекомендации. Например, партия Ананд - Свидлер (Москва 2009) помещена в Раздел 15 "Центральные пешки", но её вполне можно было бы разместить и в Разделе 76 "Пешечное большинство на фланге" либо даже в эссе "Мифы о миттельшпиле". Я решил обратить внимание читателя на следующий момент: лишняя пешка в центре может послужить основанием для атаки на королевском фланге,  но можно было бы сделать упор и на бесполезности пешечного большинства чёрных на ферзевом фланге либо на том, что внешне привлекательный форпост в центре (на d4) никак не помог им защититься от угроз белых. Разбирая тот или иной случай, не забывайте о других темах, рассматриваемых в этой книге, так как в одном примере их может возникнуть сразу несколько.

            Надеюсь, что настоящая работа будет для читателей интересной и познавательной и что в дальнейшем они станут шире смотреть на миттельшпиль и лучше понимать многочисленные тонкости этой стадии игры.

 

                                                                                                                                                                           Джон Нанн

                                                                                                                                                                           

                                                                                                                                                                           Сентябрь 2011 г.

 

Мифы о миттельшпиле

 

Существует множество мифов, касающихся игры в миттельшпиле. В силу большого авторитета некоторых авторов шахматных учебников целые поколения игроков стали верить в принципы, которые, в лучшем случае, верны лишь частично, а в худшем - почти всегда ложны. Эти мифы могли бы стать темой для целой книги, здесь же я бы хотел сосредоточиться только на одном примере: речь пойдёт о мифе про пешечное большинство на ферзевом фланге. Возьмём типичную позицию из известного учебника середины XX века: Макс Эйве "Оценка и план в шахматах" (Max Euwe - Judgement and Planning in Chess, впервые опубликован в 1953 году издательством "Белл", издание с алгебраической нотацией вышло в 1998 году в издательстве "Батсфорд"). Эйве посвящает целую главу пешечному большинству на ферзевом фланге. Вот его первый пример.

 

Ботвинник - Кмох

Ленинград 1934

 

1.c4 c6 2.e4 d5 3.exd5 cxd5 4.d4 Кf6 5.Кc3 Кc6 6.Сg5 e6 7.c5 Сe7 8.Сb5 0-0 9.Кf3 Кe4 10.Сxe7 Кxe7 11.Лc1 Кg6 12.0-0 Сd7 13.Сd3 f5 14.b4

            Приведу выборочно несколько высказываний Эйве об этой позиции:

"По материалу равенство... нельзя сказать, что белые преуспели больше, чем чёрные; наоборот, конь чёрных, крепко утвердившись на половине доски соперника, занимает весьма грозную позицию."

"Почему же позиция белых лучше; почему их преимущество можно считать достаточным для победы?"

"Белые стоят лучше, потому что у них пешечное большинство на ферзевом фланге... их далеко продвинутая пешка миновала чёрную пешку d, и пешечные цепи на противоположных флангах стали независимы друг от друга."

 

            Эйве был чемпионом мира, и его многочисленные шахматные труды полны разумных идей. В самом деле, в приведённом выше описании он правильно выделяет ключевой элемент позиции, однако на объяснения Эйве влияет его вера в то, что пешечное большинство на ферзевом фланге всегда является преимуществом.  Многие авторы, начиная с Тарраша и заканчивая Эйве, смотрели на шахматы как на формальную игру, которая подчиняется определённым, почти математическим, правилам. Но шахматы на самом деле таковой не являются, поскольку любой общий принцип здесь всегда будет иметь большое число исключений. К несчастью, упомянутые авторы (а оба они сделали много полезного для шахмат) иногда заходили слишком далеко в своих попытках формализовать шахматную игру, а это оказывало своё влияние на менее крупных авторов учебников, и те нередко пропагандировали принципы, имеющие мало смысла. В данной работе я часто буду показывать, что практически все элементы миттельшпиля имеют две стороны (положительную и отрицательную), и чтобы в них правильно разобраться, требуется рассмотреть конкретную позицию. Разумеется, знание шахматных "принципов" необходимо, но их следует воспринимать лишь как путеводные нити, отправные точки для анализа конкретной ситуации, сложившейся на доске. Лучшие современные авторы (в качестве примера можно привести Дворецкого и Уотсона) предлагают более взвешенный взгляд на положение в середине игры, при этом они обращают особое внимание на такие важные для шахматиста качества, как гибкость и непредвзятость мышления.  

            Взглянем на приведённую выше позицию с современной точки зрения и посмотрим, сможем ли мы вскрыть заложенную в ней логику. Эйве не совсем прав, выбрав данное положение в качестве примера пешечного большинства на ферзевом фланге, дающего преимущество, так как у белых есть целый набор позиционных плюсов, большая часть которых совершенно не связана с указанным большинством. Прежде всего, бросается в глаза отсталая пешка е6 и связанная с ней дыра на е5. Правда, в данный момент пешка е6 прикрыта конём на е4, но он наверняка не будет там находиться вечно, ведь белые постепенно подготовят ход f2-f3 и заставят коня отступить или разменяться. После чего пешку е6 можно будет без помех атаковать по полуоткрытой линии "е". Во-вторых, у чёрных плохой слон на d7 (см. Раздел 30), его действия существенно ограничены пешечной цепью, расположенной в центре доски на белых полях. У этого слона очень мало шансов выйти на активную позицию. Возможно, он когда-нибудь и выйдет через е8 на h5, но для этого необходимо увести коня с поля g6, что допускает ход Кe5 с последующим f2-f3. Шансы чёрных провести е6-е5 практически равны нулю, поскольку для этого придётся взять под контроль пункт е5 и укрепить пешку d5, но даже если чёрным всё удастся, они останутся с изолированной ферзевой пешкой.

            Действительно, пешечное большинство на ферзевом фланге - это плюс, потому что оно даёт белым ещё одну возможность для активной игры. В дополнение к плану с f2-f3, у белых есть идея просто продвинуть пешку на b5, после чего чёрным придётся защищаться от прорыва в пункте с6. Но главное в том, что этот пешечный перевес на фланге не является определяющим, ключевым для общей оценки позиции.  Я не осуждаю Эйве за выбор данного примера, но полагаю, что концентрировать внимание на одном, не самом значительном аспекте позиции и утверждать, что это единственная причина имеющегося у белых преимущества - значит направлять читателя на неверный путь. Посмотрим, что случилось далее в партии:

14...Сe8 15.g3 Лc8 16.Лe1 Фf6 17.a3 Кe7 18.Кe5 Фh6 19.f3 Кf2 20.Фe2 Кh3+ 21.Крg2 g5

                Небезынтересно отметить, что пешки ферзевого фланга по-прежнему находятся на своих местах (там же, где и на предыдущей диаграмме), так что пешечное большинство на ферзевом фланге пока не играет никакой роли, являясь разве что призрачной угрозой. А вот другие минусы в положении чёрных уже стали играть главную роль в развивающихся событиях. Коня прогнала с поля е4 пешка, вставшая на f3, и тот оказался вне игры на h3, где у него совсем нет ходов. В то же время его белый визави занял ослабленное поле перед отсталой пешкой е6, которая подвергается сильному давлению по полуоткрытой вертикали "е".

22.Кb5

            Слабость чёрных полей становится важнейшим фактором. Чёрные не могут допустить белого коня на d6, поэтому они вынуждены его разменять, но тогда белый слон попадает на d7, усиливая давление на пешку е6.

22...Сxb5 23.Сxb5 Лf6 24.Сd7 Лd8

            Только сейчас пешечное большинство на фланге приходит в движение. Силы чёрных совершенно разобщены и скованы защитой и ничего не могут противопоставить наступлению белых пешек на ферзевом фланге.

25.b5 Фh5 26.c6 Лh6 27.Крh1 1-0

 

            Эйве утверждает, что в положении на первой диаграмме у белых решающий перевес, однако это сильное преувеличение. Да, у белых лучше, но любопытно будет вернуться к этому моменту и выстроить разумный план обороны за чёрных. Ход поединка показывает, что просто стоять и ждать чёрные не могут, так как у белых есть множество путей усиления позиции. Когда обороняешь худшее положение, важно установить, какие плюсы имеются в твоей позиции, и использовать их наилучшим образом (см. Раздел 22). Главным достижением чёрных в позиции на первой диаграмме является активный конь на е4, но как мы видели, это чисто временный плюс, поскольку белые могут постепенно оттеснить его, сыграв f2-f3. Следовательно, можно сделать вывод, что чёрные должны действовать быстро, пока у белых не появилась возможность ещё больше усилить своё положение. Единственно возможный активный план связан с ходом b7-b6, идея, которая ускользнула от внимания Эйве. Перед нами хороший пример позиции, в которой нужно действовать гибко, а не полагаться чересчур на общие принципы. Один из таких принципов утверждает, что не следует ослаблять фланг, на котором атакует соперник. В самом деле, продолжая b7-b6 и затем b6xc5 чёрные как будто идут навстречу желаниям соперника: создают белым проходную на ферзевом фланге. Но рассуждая подобным образом, мы берём в расчёт лишь статические факторы положения, совершенно игнорируя такие составляющие игры, как активность фигур и время, а ведь они могут быть не менее (а зачастую и более) важными, чем пешечная структура.

            Если чёрные сыграют b7-b6 и b6xc5, перед белыми встанет выбор между b4xc5 и d4xc5, каждый из этих ходов имеет свои минусы. Если ответить d4xc5, у чёрных в центре станет сразу на две пешки больше, к тому же, исчезновение белой пешки d4 сильно повышает их шансы привести в движение свой пешечный центр после е6-е5. Кроме того, чёрные могут сыграть Фf6, нападая на коня с3, активизируя ферзя и подготавливая позицию для ладей позади своих потенциально опасных центральных пешек. Конечно, борьба между белыми пешками ферзевого фланга и центральными пешками чёрных может всё-таки  окончиться в пользу белых, но силы чёрных приобретают значительную активность, и для белых существует риск даже проиграть. Альтернативное взятие - b4xc5, но тогда чёрный ферзь сможет выйти на активную позицию - на а5. Кроме того, продолжая Лc8, что создаёт давление на c5, чёрные могли бы затем провести е6-е5, выбивая опору из-под проходной на с5 и разменивая отсталую пешку е6 на проходную пешку с5. Взятие пешкой b безопаснее для белых, но одновременно это и менее амбициозное продолжение. Вот возможное развитие игры: 14...b6 15.Кe2 Лc8 16.g3 a5 17.a3 axb4 18.axb4 bxc5 19.bxc5 Фc7 и далее Лa8 или Лb8. Несмотря на то что белые без всякого риска для себя сохраняют здесь небольшое преимущество, у чёрных весьма неплохие шансы на успешную защиту, поскольку белые не имеют возможности в ближайшее время прогнать чёрного коня с е4.

            Проведённый анализ положения показывает, какую значительную роль играют динамические факторы в миттельшпиле. Всегда существует соблазн ограничиться только статическими элементами, ведь они не требуют тщательного анализа, но никогда не следует забывать, что активность фигур - важная часть оценки позиции в миттельшпиле (зачастую именно это и недооценивают).

            Перейдём теперь ко второму примеру Эйве.

 

Ботвинник - Константинопольский

Свердловск 1943

 

1.e4 c6 2.d4 d5 3.exd5 cxd5 4.c4 Кf6 5.Кc3 e6 6.Кf3 Сe7 7.Сg5 0-0 8.Лc1 Кc6 9.c5 Кe4 10.Сxe7 Фxe7 11.Сe2 Сd7 12.a3

y

                Данное положение весьма сходно с позицией первого примера, отличие лишь в том, что чёрная пешка находится на f7, а не на f5, и это обстоятельство явно к выгоде чёрных. Но Константинопольский, очевидно, не придал этому значения.

12...f5?

            Эйве совершенно правильно порицает этот ход, после него положение чёрных приобретает все негативные характеристики, описанные в первом примере. Однако, предложение Эйве 12...f6 13.b4 Кxc3 14.Лxc3 a6 15.0-0 Лad8 "с идеей постепенно осуществить прорыв e6-е5", которое является прямой передачей примечаний Ботвинника, точно не лучше, так как после 16.Фd2 Сe8 17.Кh4! у чёрных довольно неприятное положение. Если сыграть 17...e5, то после 18.Кf5 Фc7 19.dxe5 fxe5 20.Кd6 белый конь занимает очень сильную позицию, и чёрным, скорее всего, придётся отдать качество. В случае же 17...g5 18.Лg3 Крh8 19.Кf3 с последующим h2-h4 у белых весьма активная игра на королевском фланге.

            Любой, кто уже знаком с анализом предыдущего примера, без сомнения, найдёт правильный план за чёрных. Им нужно использовать свой перевес в развитии (заметьте: белые ещё не рокировали), активизировать свои фигуры, сыграв 12...b6!. После 13.b4 bxc5 14.bxc5?! Лab8 15.0-0 Лb2 16.Сd3 f5 (теперь это разумное решение, потому что активность фигур важнее появления отсталой пешки e) 17.Кa4 в партии Чабрило - З.Попович (Дубровник 2008) соперники согласились на ничью, хотя белыми играл шахматист, имевший значительно более высокий рейтинг. На самом деле, чёрные пошли навстречу желаниям белых, так как они, несомненно, уже стоят лучше. Их фигуры очень активны, конь занимает сильную позицию на е4, а пешка на d4 нуждается в защите. Белым лучше было играть 14.d4xc5, правда, в этом случае наверняка можно утверждать лишь то, что возникает обоюдоострая позиция.

            Тот факт, что ни Ботвинник, ни Эйве не упоминают о ходе 12...b6, свидетельствует о том,  насколько  сильно изменилось шахматное мышление по сравнению с 50-ми годами прошлого века. Сегодня игроки гораздо больше обращают внимание на активность фигур, они прекрасно осознают, как трудно использовать статические факторы позиции, если фигуры противника активны и всё время мешают спокойному маневрированию, необходимому для реализации чисто позиционных преимуществ. Весьма примечательно также, что шахматисты середины XX века нередко очень плохо действовали в защите, играя пассивно, они почти ничего не предпринимали, чтобы воспрепятствовать планам соперника. В результате, те, кто прекрасно понимал важность активных действий, например, Ласкер, добивались больших успехов, которые нередко приписывали "удаче" либо другим внешним факторам - явный признак того, что другие шахматисты просто не понимали внутренней логики игры.

            Дальнейшей ход поединка демонстрирует мастерство Ботвинника в разыгрывании технических позиций.

13.Сb5 Кg5 14.Сxc6 Кxf3+ 15.Фxf3 bxc6 16.Фf4 Лae8 17.0-0 e5 18.Фxe5 Фxe5 19.dxe5 Лxe5 20.f4 Лe7 21.Лfe1 Лfe8 22.Лxe7 Лxe7 23.Крf2 Крf7 24.Лd1 Лe8 25.Лd2 h6

                Здесь уже ясно, что всё сложилось для чёрных не слишком удачно. Несмотря на изменение структуры, в их положении по-прежнему присутствует серьёзный недостаток - плохой слон, запертый тремя собственными пешками, зафиксированными на белых полях. Белые далее реализовали свой перевес, переведя короля на d4 и использовав своё пешечное большинство на ферзевом фланге для образования проходной.

26.Лe2 Лb8 27.Крe3 Лb3 28.Крd4 Крf6 29.Кa2 Лb8 30.b4 g5 31.g3 gxf4 32.gxf4 a6 33.Кc3 Лg8 34.a4 Лg4 35.Лf2 Сe6 36.b5 axb5 37.axb5 cxb5 38.Кxb5 Лg1 39.Кc3 Крf7 40.Лb2 Лf1 41.Кe2 Лe1 42.Крe5 d4 43.Крxd4 Крg6 44.Кc3 Крh5 45.Лe2 Лxe2 46.Кxe2 Крg4 47.Крe5 Сc8 48.Кd4 h5 49.Кxf5 Сd7 50.Кg7 Сa4 51.f5 Крg5 52.Кe6+ 1-0

 

            Есть ещё один важный момент, который не был разъяснён. Как мы видели, положение на первой диаграмме из партии Ботвинник - Константинопольский вполне приемлемо для чёрных, так как они могут использовать свой перевес в развитии и неприятно удивить белых. Представим, однако, что у белых есть пара лишних темпов, скажем, они уже сыграли 0-0 и b2-b4. Тогда у белых будет явно лучше, но в чём подлинная причина этого перевеса? Шахматист, который обращает внимание в основном на пешечную структуру, скорее всего, повторит интерпретацию Эйве, то есть, станет утверждать, что преимущество белых заключается, главным образом, в их пешечном большинстве на ферзевом фланге. Тогда как игрок, который превыше всего ставит активность фигур, укажет на превосходство белого слона над чёрным. Оба этих фактора важны, но сейчас меня интересует в первую очередь большинство на фланге. В конце концов, есть ли в утверждении Эйве (что такое большинство автоматически даёт преимущество) какая-то доля истины, или секрет в чём-то другом?

            Вот тип позиции, который мы разбираем.

                Чтобы установить, в чём состоит преимущество белых, мы должны более внимательно рассмотреть два пешечных большинства: большинство белых (3 пешки против 2) на ферзевом фланге и большинство чёрных (5 пешек против 4) в центре и на королевском фланге. Один из главных плюсов пешечного большинства состоит в возможности образовать проходную. Однако, перед нами ситуация, в которой угроза очень часто сильнее исполнения. Слишком быстрое продвижение пешечного большинства и создание проходной зачастую приводит к обратному результату, поскольку проходная пешка нуждается в защите и может оказаться слабостью, то есть стать скорее обузой, чем выгодным достижением вашей позиции. Представим, к примеру, что белые продвинули свои пешки ферзевого фланга на поля a4, b5, c5 и d4, в то время как чёрные пешки находятся на a7, b7 и d5. При таком расположении пешечному большинству белых ничто не угрожает, поскольку далеко продвинутые пешки на b5 и c5 защищены своими соседками.  Более того, эти пешки отнимают у чёрных фигур массу полезных полей; например, слона уже нельзя будет поставить на c6. Таким образом, подобная структура, в целом, выгоднее для белых, чем то же самое без пешек b, даже несмотря на то, что у белых во втором случае уже есть проходная. Здесь поле с6 доступно для чёрных фигур, и у них есть открытая линия b для потенциальной контригры. Точно так же, раннее c5-с6 почти наверняка будет неверным решением, поскольку предоставляет чёрным фигурам доступ к полям, которые до этого находились под контролем белых, например, d6; кроме того, пешка c6 лишается поддержки своей соседки и её придётся защищать фигурами.

            Пешечное большинство бывает выгодно по трём причинам: обеспечивается пространственный перевес на данном участке доски, отнимаются важные поля у фигур соперника и имеется потенциальная возможность образовать проходную. Образование проходной - лишь одна из трёх полезных сторон далеко продвинутого пешечного большинства, которая становится всё более актуальной с приближением эндшпиля. Использование большинства в миттельшпиле очень редко связано с быстрым образованием проходной, а когда такое всё-таки происходит, как, например, в завершающей стадии партии Ботвинник-Кмох, то это становится возможно только из-за серьёзного ослабления позиции защищающейся стороны.

            Обратимся снова к последней диаграмме. Чёрным значительно сложнее получить полезную проходную. Если просто сыграть е6-е5, это приведёт к образованию изолированной проходной пешки d, которую легко блокировать на поле d4. Следовательно, чёрные должны сначала сыграть f7-f6 и только потом e6-е5, но это будет трудно осуществить, так как чёрным нужно не только взять под контроль пункт е5, но и обеспечить надёжную защиту пешки d5. На самом деле, если белым удастся сыграть f2-f4, то провести е6-е5 и вовсе будет невозможно. И даже если чёрные сумеют каким-то образом исполнить f7-f6 и e6-e5, возникает вопрос, а что делать дальше. Если белые ответят dxe5, то после fxe5 у чёрных появится проходная пешка d, поддержанная пешкой e, и это действительно будет достижением. Однако, белые будут просто держать пешку на d4. В некоторых позициях у чёрных получается организовать достаточно сильное давление на d4 и вынудить взятие dxe5, но здесь такого точно не произойдёт, потому что у чёрных нет чернопольного слона, к тому же белые вот-вот сыграют b4-b5, прогоняя коня с поля c6. Получается, что чёрные должны выбирать между exd4, после чего у них вновь появляется изолятор, и e5-е4, где возникает пешечное большинство (4 против 3) на королевском фланге. Последняя возможность выглядит лучше, но теперь мы наконец-то выяснили, почему же вся эта структура выгодна белым. Даже если чёрным удастся осуществить всё описанное выше, то лишь после непростой подготовки и ценой нескольких темпов (нужно довести чёрную пешку е6 до е4), и вот только тогда их пешечное большинство будет аналогично пешечному большинству белых на ферзевом фланге.

            Теперь мы видим, что Эйве был прав, когда указывал на важность того обстоятельства, что белая пешка с уже прошла мимо чёрной пешки d, но ему не удалось верно обосновать разницу в качестве большинства сторон, которая заключается, главным образом, во времени: чёрные могут получить ту же ситуацию, но только после длительной подготовки. 

Фогт - Шмидт

Поляница-Здруй 1980

 

            Данное положение даёт возможность гораздо нагляднее проверить соответствующие достоинства пешечного большинства на королевском и ферзевом флангах, так как чёрная пешка е тоже миновала белую пешку d, а значит находится в аналогичной с белой пешкой с ситуации.  Эйве утверждает, что даже в этом случае белые должны иметь преимущество, поскольку "образование проходной на королевском фланге нередко требует продвижения пешек, чья основная функция - прикрывать короля." Я в это просто не верю. Если бы чёрные, например, могли легко продвинуть пешку f (что в данной позиции затруднено, поскольку на пути пешки находится слон), то после f5-f4-f3 вместе с Кf8-g6 чёрные получили бы опасную атаку на белого короля, не слишком при этом оголяя своего собственного монарха. Вот почему достоинства пешечного большинства на ферзевом и королевском флангах разнятся в миттельшпиле и эндшпиле. В совсем простой позиции будет мало шансов создать атаку на короля, отдалённая же проходная, наоборот, становится грозным оружием. В миттельшпиле же марш пешечного большинства на королевском фланге нередко приводит к прямой атаке на вражеского короля, а поскольку партия заканчивается матом, возможное образование проходной на ферзевом фланге теряет свою значимость.

            В партии Фогт - Шмидт можно наблюдать прямую борьбу между пешечными превосходствами на флангах; белым легче продвигать свои пешки, зато на другом фланге у чёрных потенциально более сильный слон, хотя в данный момент он и занимает неудачное положение, блокируя пешку f.

20.a4 Кf8

            Чёрные совершенно правильно перебрасывают коня на королевский фланг, где он сможет создать угрозы плохо защищённому белому королю.

21.b5 Кe7

            Неплохой ход, но и простое 21...axb5 22.axb5 Кa5 23.Кxa5 Лxa5 24.Лa1 Лxa1 25.Лxa1 Кe6 давало чёрным преимущество, поскольку их конь идёт на f4, откуда сможет попасть на d3.

22.Сc3 axb5 23.axb5 Кe6?

            Чёрные просматривают комбинацию, с помощью которой белые выигрывают материал. Простое 23...Фd7 с последующим Кe6-f4 давало ясный перевес: угрозы белому королю нарастают, а как белым действовать на ферзевом фланге, неясно.

24.Сa5! Лxa5 25.b6 Фd7 26.Кxa5 Сxd4 27.Кxd4 Кxd4 28.Фd2 Кec6 29.Кxc6 Кxc6

            Белые выиграли качество за пешку, но с другой стороны, их пешечное большинство на ферзевом фланге теперь блокировано, чёрные же обеспечили себе пешечное превосходство в центре. Позиция белых, вероятно, чуть лучше, но от них требуется точная игра.

30.Фf4?!

            Следовало играть 30.f3, разрушая пешечный костяк чёрных и вскрывая линии для своих ладей.

30...h6?!

            Лучше 30...Фe7, чтобы на 31.f3? можно было ответить 31...e3.

31.h3?!

            Упуская последнюю возможность вскрыть линию f путём f2-f3.

31...Фe7!

            Чёрные встают на верный путь, теперь их позиция, как минимум, не хуже.

32.Лfe1 Лe8 33.Фd6

            Размен ферзей не слишком помогает белым. Конь на с6 занимает великолепную позицию, одновременно сдерживая белые пешки ферзевого фланга и поддерживая свои потенциально опасные пешки в центре.

33...d4 34.Фxe7 Лxe7 35.Крf1 f5 36.Крe2?!

            Расположение короля перед пешками противника не облегчает белым игру. Вместо этого следовало играть 36.Лa1 и затем Лa8+, стремясь вывести ладью на активную позицию.

36...Крf7 37.g4?

            Видимо, белые находились в цейтноте, так как они сами провоцируют продвижение пешек противника.

37...f4

                Пешечное большинство чёрных продолжает двигаться вперёд, сейчас они уже могут образовать две связанные проходные.

38.Крd2 Крf6 39.f3? e3+ 40.Крd3 Крe5 41.Крc4 Лd7 42.Крd3 Крd5 43.Крe2 Кe5 0-1

 

            Несмотря на своё предупреждение относительно следования общим принципам, я сейчас сформулирую один из них: пешечное большинство на ферзевом фланге, если в позиции нет других плюсов, не даёт преимущества в миттельшпиле. Приведённые выше примеры касаются только одного конкретного типа пешечной структуры, но в Разделе 76 вы найдёте ещё два примера с совершенно другим расположением пешек.

            Из всего разобранного выше можно извлечь следующий урок: к общим принципам, изложенным в учебниках, следует относиться крайне осторожно, в лучшем случае, они могут оказаться состоятельными лишь частично. Нужно отдавать себе отчёт, что в конкретном положении соображения чисто статического характера, такие как пешечная структура, - это только часть решаемого уравнения, почти всегда необходимо учитывать ещё и динамические факторы, такие как активность фигур и возможность организовать атаку.

 

            Столь же подробно можно было изложить каждую из 100 тем данной книги, но тогда она была бы в несколько раз толще. Лучше я предоставлю читателю самому критически рассмотреть каждую тему и осознать, что шахматы - не математика и не сводятся к набору непреложных правил.

 

Летом 2014 года я получил предложение перевести данную книгу от издательства «Эксмо». Книга представляет собой одновременно и учебник шахматной игры для начинающих, и иллюстрированную энциклопедию шахмат. Некоторые темы освещены невероятно подробно (например, проигрыш Каспарова в матче с компьютером), другие же не затронуты вовсе. Русское издание выпущено издательством «Эксмо» весной 2015 года.

Перевод обложки выполнен не мной и перевод этот, к сожалению, не выдерживает критики. Поэтому я выполнил свой вариант перевода и предложил его издательству. Надеюсь, он будет использован при новом издании:

  

ШАХМАТЫ

ИСТОРИЯ, ПРАВИЛА, СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА

 

Полное руководство по правильному ведению игры в дебюте, тактическим приёмам в миттельшпиле и технике в эндшпиле для игроков всех уровней

 

Иллюстрированная энциклопедия шахмат: история возникновения и развития игры, знаменитые поединки и великие шахматисты, шахматная терминология и правила, с чего начинать и как добиться успеха - свыше 700 цветных иллюстраций

 

ДЖОН СОНДЕРС

 

 

 

 

С отрывками из книги можно ознакомиться на сайте издательства "Эксмо" - здесь:

https://book24.ru/product/shakhmaty-istoriya-pravila-navyki-i-taktiki-196295/

 

Работа британского автора Сабрины Шеваннес представляет собой учебник для детей, написанный в форме диалога самих же детей, поэтому язык этой книги практически разговорный. Перевод осуществлялся в декабре 2014 года для издательства «Эксмо». Издано весной 2015 года.

 

 

С отрывками из книги можно познакомиться на сайте издательства "Эксмо" - здесь: 

 https://book24.ru/product/shakhmaty-dlya-detey-165008/

   

 

Двухтомник Ларсена я переводил в 2014 году. Правда, не полностью, а только то, что было указано издательством «Русский шахматный дом». На русском языке материалы книги изданы в одном томе в январе 2017 года.

 

 

Вот что я писал в издательство, направляя туда готовый перевод.

 

От переводчика

Данные файлы – выборочный перевод материалов двухтомного испанского издания Bent Larsen – Todas las Piezas Atacan (издательство Editorial Chessy) (1 том вышел в 2007 году, 2 том - уже после смерти Ларсена – в 2012-м).

Первые 50 партий из первого тома (точнее 51, кроме партии №48) вместе с сопутствующими текстами были переведены ранее В.Мурахвери и составили известную книгу Бент Ларсен «50 памятных партий» (1972) в серии ВШМ. Я сравнил текст испанского оригинала с переводом Мурахвери и не нашёл практически никаких пропусков (хотя отдельные фактические ошибки имеются – при желании их можно исправить в новом издании). 

Из 1 тома для перевода издательством «Русский шахматный дом» отобраны все не публиковавшиеся партии (их набралось 24) и обширная статья про Роберта Фишера (добавлены также 2 небольших статьи про Ларсена и перечень результатов). Не вошли в число переводимых материалов многочисленные статьи Ларсена про своих коллег и творчество в шахматах (вот названия некоторых – «Керес, рыцарь шахмат», «Трагедия Таля», «Молодые русские против ветеранов», «Знаменитые игроки Дании», «Доверяете ли вы книгам о дебютах?» и др.).

Из второго тома взяты все партии с сопутствующими текстами (числом 48) и 2 предисловия: издателя и Петера-Хайне Нильсена, дружившего с Ларсеном в последние годы его жизни. Полного текста оригинала второго тома у меня нет, знаю только, что там также опубликован весьма обширный фотоальбом.

Таким образом, всего в издании будет 72 новых партии Ларсена с его комментариями (плюс партии Фишера с комментариями Ларсена, среди них несколько междоусобных). Вместе с 50 старыми получается 122 партии Ларсена (плюс несколько поединков с Фишером).

К сожалению, Ларсен практически обошёл молчанием свои главные неудачи в карьере – провальный полуфинальный матч претендентов с Фишером 1971 года и срыв в межзональном турнире 1973 года в Ленинграде (из последнего приведены только 3 первых победных тура).

 

 

Предлагаю читателям отрывок из главы, посвящённой Бобби Фишеру.

 

ГЕНИЙ ПО ИМЕНИ БОББИ ФИШЕР

 

Накануне матча Фишер-Карпов, несмотря на то, что не было известно, состоится ли он вообще, новостей о чемпионе мира было больше, чем когда-либо. Поэтому я полагаю, будет интересно поговорить о шахматной личности и партиях Фишера.

 

МОИ ПЕРВЫЕ ВСТРЕЧИ С БОББИ

 

Прежде всего,  я расскажу о Бобби периода 1958-59 годов, когда он играл в своём первом турнире претендентов (а я был его секундантом).

 

Разумеется, я был знаком с лучшей в шахматной истории партией, когда-либо сыгранной 13-летним мальчиком (Дональд Бирн – Роберт Фишер), да и с другими партиями юного шахматиста. Тем не менее, во время нашего первого поединка я ещё чувствовал неудовлетворение в случае ничьи с 15-летним подростком. Он случился в 1958 году на межзональном турнире в Портороже (Югославия), одном из худших турниров в моей карьере. Партия с Фишером, несомненно, стала главной причиной того провала. На 15 ходу в варианте дракона сицилианской защиты я не захотел делать лучший ход, так как он позволял белым перейти в ничейное окончание. В результате, Фишер развил матовую атаку, и партия сейчас золотыми буквами вписана в его книгу «Мои 60 памятных партий». Вот она.

 

Фишер - Ларсен

Межзональный турнир, Порторож, 1958

     Сицилианская защита B77

 

1.e4 c5 2.Кf3 d6 3.d4 cxd4 4.Кxd4 Кf6 5.Кc3 g6

 

Вариант дракона. Популярность этой системы падала, а мои поражения в партиях с Авербахом и Матановичем в Портороже никак не способствовали появлению её новых сторонников.

 

6.Сe3 Сg7 7.f3 0–0 8.Фd2 Кc6 9.Сc4 Кxd4

 

Через несколько лет популярность дракона возросла, но благодаря продолжению 9...Сd7.

 

10.Сxd4 Сe6 11.Сb3 Фa5 12.0–0–0 b5 13.Крb1 b4 14.Кd5 Сxd5 15.Сxd5

Сейчас теоретические труды рекомендуют 15.exd5 Фb5 16.Лhe1 a5 17.Фe2, с шансами на перевес у белых. Тем не менее, в нашей партии решающими стали другие моменты, например, я мог сейчас сыграть 15...Кxd5 16.Сxg7 Кc3+! 17.Сxc3 bxc3 18.Фxc3 Фxc3 19.bxc3 Лfc8 с хорошей игрой в эндшпиле и возможной ничьей.

 

Правда, потом Фишер признался мне, что собирался играть 16.exd5 Фxd5 17.Фxb4, а в этом варианте у чёрных отличная позиция.

 

Теперь я могу сказать, что к проигрышу привели мои чрезмерные амбиции.

 

15...Лac8? 16.Сb3 Лc7 17.h4 Фb5 18.h5!

 

Лишний темп, который есть у белых в атаке, можно использовать, только делая точные ходы. Например, если сыграть 18.g4, то последует 18…a5, и у чёрных хорошая игра.

 

18...Лfc8 19.hxg6 hxg6 20.g4 a5 21.g5 Кh5 22.Лxh5! gxh5 23.g6 e5 24.gxf7+ Крf8 25.Сe3 d5 26.exd5 Лxf7 27.d6 Лf6 28.Сg5 Фb7 29.Сxf6 Сxf6 30.d7 Лd8 31.Фd6+

Чёрные сдались.

 

На следующий год в Цюрихе я разыграл защиту Каро-Канн. Бобби остался с двумя слонами. В эндшпиле, продемонстрировав отличную игру в защите, я получил возможность уничтожить все пешки ферзевого фланга. В позиции с двумя конями и тремя пешками против двух слонов и трёх пешек (всё это на королевском фланге) я предложил ничью, но Бобби отказался. Мы играли ещё почти 40 ходов, и мировая состоялась, только когда над Бобби нависла опасность потерять фигуру. Однако, двумя конями дать мат невозможно…

 

В то время Фишер переоценивал силу двух слонов, это была традиционная черта американцев, она прослеживалась ещё у Кэждена и Файна.

 

Фишер – Ларсен

Цюрих, 1959

Защита Каро-Канн B11

 

1.e4 c6 2.Кf3 d5 3.Кc3 Сg4 4.h3 Сxf3

5.Фxf3 Кf6 6.d3 e6 7.a3 Сc5 8.Сe2 0–0 9.0–0 Кbd7 10.Фg3 Сd4 11.Сh6 Кe8 12.Сg5 Кdf6 13.Сf3 Фd6 14.Сf4 Фc5 15.Лab1 dxe4 16.dxe4 e5 17.Сg5

17...Сxc3 18.bxc3 b5 19.c4 a6 20.Сd2 Фe7 21.Сb4 Кd6 22.Лfd1 Лfd8 23.cxb5 cxb5 24.Лd3 Фe6 25.Лbd1 Кb7 26.Сc3 Лxd3 27.cxd3 Лe8 28.Крh2 h6 29.d4 Кd6 30.Лe1 Кc4 31.dxe5 Кxe5 32.Сd1 Кg6 33.e5 Кd5 34.Сb3 Фc6 35.Сb2 Кdf4 36.Лd1 a5 37.Лd6 Фe4 38.Лd7 Кe6 39.Сd5 Фe2 40.Сc3 b4 41.axb4 axb4 42.Сxb4 Фxe5 43.Сa5 Фxg3+ 44.Крxg3 Лe7 45.Лd6 Кef4 46.Сf3 Кe6 47.Сb6 Кe5 48.Сd5 Лd7 49.Лxd7 Кxd7

50.Сe3 Кf6 51.Сc6 g5 52.Крf3 Крg7 53.Сa4 Кd5 54.Сc1 h5 55.Сb2+ Крh6 56.Сb3 Кdf4 57.Сc2 Кg6 58.Крg3 Кef4 59.Сe4 Кh4 60.Сf6 Кhg6 61.Крf3 Кh4+ 62.Крg3 Кhg6 63.Крh2 h4 64.Крg1 Кh5 65.Сc3 Кgf4 66.Крf1 Кg7 67.Сf6 Кfh5  68.Сe5 f6 69.Сd6 f5 70.Сf3 Кf4 71.Крe1 Крg6 72.Крd2 Кge6 73.Сe5 Кc5 74.Крe3 Кce6 75.Сc6 Крf7 76.Крf3 Крe7 77.Сb7 Кg6 78.Сc3 Кgf4 79.Сa6 Кd5 80.Сe5 Кf6 81.Сd3 g4+ 82.Крe2 Кd7 83.Сh2 gxh3 84.gxh3 Крf6 85.Крe3 Кe5 86.Сe2 Кg6 87.Сf1 f4+ 88.Крf3 Кe5+ 89.Крe4 Кg5+ 90.Крxf4 Кef3 91.Сg3 hxg3 92.fxg3

1/2:1/2

 

Тот турнир проводился в два круга, и вторую партию я проиграл. В следующий раз мы встречались между собой в 1967 году в Монако, где я, стремясь отобрать у соперника первое место в соревновании, отказался от ничьей и потерпел поражение.

 

Возвращаясь к Бобби образца 1959 года, должен признать, что он играл в Цюрихе очень хорошо. Шёл в районе первого места, но в предпоследнем туре проиграл швейцарскому мастеру Келлеру. Вспоминаю последний тур. Бобби приехал со слезами на глазах, однако… очень здорово играл с Талем! «Волшебнику из Риги» с большим трудом удалось спасти пол-очка и тем самым занять первое место, вторым был Керес, тогда как Бобби пришлось довольствоваться третьим.

 

Через месяц я получил письмо от г-жи Регины Фишер. Она спрашивала меня, смогу ли я быть секундантом её сына на турнире претендентов (позднее я узнал, что такое же предложение она заблаговременно сделала и Альберику О'Келли, но без ведома Бобби).  Ей нужен был гроссмейстер из Европы, просто чтобы сэкономить на путевых расходах.

 

Я принял это предложение. Бобби прибыл в Югославию и позвонил мне из Дубровника. Он предложил встретиться через десять дней в Венеции и заняться дебютной подготовкой. Хорошо, договорились. Но когда я приехал в Венецию, Фишера там не было. Лишь почти через неделю я получил известие, что он находится в Мюнхене. Венеция ему не понравилась. Мюнхен был лучше, и вообще он тосковал по Америке и хотел вернуться в Нью-Йорк. Мать же хотела, чтобы он остался в Европе. Через несколько дней я проводил его в аэропорт, с наказом отправить телеграмму г-же Фишер только после того, как взлетит самолёт, чтобы мать уже не могла ничего сделать. В следующий раз мы увиделись уже в Бледе (Словения), перед самым началом турнира.

 

Фишер стартовал не очень хорошо, вероятно, потому что простудился. Я каждый день настаивал на том, чтобы вызвать врача турнира, но Фишер говорил нет. В конце концов, он всё-таки согласился, вероятно, на него подействовало то, что он набрал лишь пол-очка за четыре тура. Почему он не желал звать врача? Оказалось, что из-за своих сильных антикоммунистических взглядов он считал, что образование в этой стране не может дать «хорошего» врача. Однажды у него возник жаркий спор с официантом в гостинице. Я сказал ему:  «Бобби, так ты наживёшь себе ненужных врагов». Он ответил: «Я хочу, чтобы все коммунисты были моими врагами». Необходимо напомнить, что это было в годы «холодной войны», и сенатор Джо Маккарти начал свою кампанию против антиамериканской деятельности всего несколько лет назад. Одним из кумиров Бобби был радиокомментатор, ярый антикоммунист.

 

Итак, он вызвал врача. Им оказался симпатичный молодой человек, который произвёл впечатление знающего специалиста. Приятный сюрприз для Бобби. Поскольку доктор говорил не по-английски, а по-немецки, я был за переводчика. Бобби хотел знать, в каком университете тот получил диплом. «В Белграде», - был ответ. Он не учился за границей? Нет. Только три месяца в Вене, где заканчивал образование. Ага! - выпалил Бобби, - вот где он всему научился!

 

Врач назначил три разных лекарства. Бобби принял два из них без возражений, но третье ему не понравилось – его нужно было растворить в кипячёной воде и совершать ингаляции в течение 10 минут. Быть накрытым полотенцем целых 10 минут, вдыхая какие-то пары, означало для Бобби потерю времени. В конце концов, я его убедил, но он поставил условие, что я буду читать ему книгу, дабы не терять времени. Таким вот образом я оказался читающим «Новые приключения Тарзана» … претенденту на мировой шахматный трон!

 

Мои отношения с Бобби во время турнира были довольно хорошими. Думаю, они были лучше, чем с Ломбарди в Портороже и в Цюрихе с Сейди. (В Цюрихе Бобби был недоволен гостиницей, отведённой участникам, а когда, наконец, нашёл отель по своему вкусу, тот оказался очень дорогим. Сейди, которому приходилось самому оплачивать свои расходы, не был настроен жить в новой гостинице, но Бобби проявил полное безразличие к этой «глупой» экономической проблеме. В 70-е годы Сейди был одним из немногих американских шахматистов, имевших личный контакт с Фишером. Перед матчем со Спасским в Рейкьявике Бобби жил в доме отца Сейди в Нью-Йорке, именно там его осаждали журналисты и фотографы.)

 

Возможно, работа со мной протекала легче из-за того, что Бобби быстро понял, что турнир он не выиграет. Только один раз у нас случилась большая аналитическая работа – совершенно, на мой взгляд, ненужная. В одной из партий с Бенко у Бобби было очень плохо, пока (как всегда) не наступил цейтнот, и американец венгерского происхождения не ошибся. Партия была отложена, но положение было не слишком интересное. Бобби мог получить ладейное окончание с тремя пешками против двух, все на ферзевом фланге, разными способами. Пешка лишняя, но шансов на выигрыш нет совсем. И эту бесперспективную позицию пришлось анализировать вместе с ним всю ночь. Естественно, с точки зрения секунданта, это выглядит немного смешно. Однако, должен напомнить, что в работу секунданта входит и психологическая составляющая.

 

В том же, что касается теории дебютов, юный Бобби Фишер знал всё! Хочу сказать: он был очень упрям. Лучший пример тому – его игра против защиты Каро-Канн. Фишер применял вариант двух коней (1.e4 c6 2.Кc3 d5 3.Кf3), но без успеха. Я пытался заставить его вместо этого играть атаку Панова, так как полагал, что она больше соответствует его стилю. Тем не менее, он хотел по-прежнему играть всё ту же линию, и высказал один довод, который мне понравился: «Я не могу бросить его, пока не выиграю хотя бы одну партию».

 

Это был ужасный турнир. Восемь игроков в четыре круга, всего 28 туров. Два круга в Бледе, один в Загребе и ещё один в Белграде. Когда мы прибыли в Загреб, Бобби не понравилась гостиница, совсем новая и современная. Глигорич и остальные югославы жили в другой. Вероятно, Бобби решил, что она лучше. Поэтому мы переехали, и действительно, другой отель ему больше пришёлся по душе, хотя он был более старый, да и условия там были похуже. Особенно ему понравились ресторан и обслуживание.

 

Различные организации Загреба предлагали игрокам свои подарки. В каждом туре на столиках для игры лежали пакеты. Однажды в них оказались две бутылки, одна с ликёром, другая со сливовицей. В тот день поздно вечером я вошёл в номер Бобби и удивил его, попытавшись открыть одну из бутылок. Но у нас не было штопора. Он спросил меня:

 

-   У кого есть штопор?

 

-   Вероятно, у горничной, - ответил я.

 

-   Позови её.

 

-   Почему ты хочешь выпить её сейчас?

 

-   Нет, я хочу лишь вылить это в раковину.

 

Алкоголь – это яд, и содержимое другой бутылки, оказывается, уже давно исчезло в умывальнике. Он не хотел дарить кому-нибудь сливовицу, потому что тогда… мог оказаться виновным в отравлении человеческого существа! Позже я нашёл возможность забрать у него бутылку. Если он согласился на это, то только потому, что с него сняли ответственность, к тому же, я был очень настойчив.

 

 

Причина такой ненависти к алкоголю мне неизвестна, но это одна из тем, о  которых с возрастом Фишер стал судить не столь категорично, то же самое можно сказать о коммунизме, защите Каро-Канн и двух слонах.