Новое расширенное издание лучших партий Ананда дополнено 30 новыми партиями, которые отобрал сам экс-чемпион мира, но примечания к партиям принадлежат перу Джона Нанна. Работа над переводом проходила в 2013 году. На русском языке книга вышла в конце 2015 года.

 

Здесь у вас есть возможность познакомиться с некоторыми её страницами.

 

Партия № 58

Х.Эрнандес – В.Ананд

Мерида 2001

Сицилианская защита

1.е4 с5

2.Кс3 d6

3.f4 Kc6

4.Kf3 g6

5.Cc4

Разыгранный белыми дебютный вариант был основательно разработан английскими шахматистами в 70-х годах прошлого века во время цикла турниров Гран-при (производитель виски фирма Cutty Sark тогда установила денежный приз лучшему шахматисту года в Англии) и поэтому называется «атака Гран-при». Ананд время от времени сам применял его (см. например, партию Ананд-Гельфанд, Вейк-ан-Зее 1996), поэтому, возможно, что Эрнандес решил бороться против Ананда его же собственным оружием.

5...Cg7

6.0-0 Kf6

Главная альтернатива здесь – 6...е6, собираясь развивать коня на е7; так играл Гельфанд в упомянутой выше партии. Преимущество вывода коня на е7 в том, что белым теперь труднее провести f4-f5, что является частью их стандартного плана атаки: Фd1-e1-h4, f4-f5 и Cc1-h6. Однако, когда чёрные выводят коня на f6, они выигрывают время, так как рокировку можно будет осуществить на один ход быстрее.

7.d3 0-0

8.Cb3?!

Белые без всякого принуждения со стороны соперника теряют время на отступление слона. Гораздо естественнее 8.Фе1 или 8.f5, развивая игру на королевском фланге.

8…Kd4!

Такой способ устранения слона точнее, чем 8...Ка5, на что белые могут сыграть 9.Фе1Kxb3 10.axb3, получая крепкую позицию и сохраняя неплохие шансы создать атаку на королевском фланге.


9.Фе1?!

После этого хода белым предстоит борьба за равенство, на большее они рассчитывать не могут. Надёжнее 9.Kxd4 cxd4 10.Ke2 с примерно равным положением.

9...а5!

Вот почему коню лучше находиться на d4. Ананд не меняет слона, а устраивает охоту на него.

10.Фh4

Поймать слона чёрные пока не угрожают, поэтому белые продолжают развивать свою игру на королевском фланге.

10...а4!

Неплохо и 10...Cd7, но сделанный чёрными ход сильнее и энергичнее.

11.Сxа4

В случае другого взятия, 11.Кxа4, последовало бы 11...Ke2+ 12.Kph1 b5 13.Kc3 Kxc3 14.bxc3 c4 15.dxc4 bxc4! 16.Cxc4 Kxe4 17.Cd5 (иначе чёрные отыгрывают пешку и получают ясный позиционный перевес) 17...Ca6 18.f5 (18.Лg1 Cf6 19.Kg5 Kxg5 20.fxg5 Cxc3 21.Лb1 Лc8 в пользу чёрных, так как у них лучше пешечная структура) 18...Cxf1 19.fxg6 Kf6 20.gxf7+ Kph8 с очень сложной позицией, в которой за отданный материал белые могут и не получить достаточной компенсации. Например, после 21.Kg5 Ce2! (слон направляется на h5) 22.K:h7! K:h7 23.Ce4 Ch6 24.Cxh6 Лxf7 25.Cd5 e6 26.Фd4+ e5 27.Фd2 Ch5 у чёрных явное преимущество.

11...Cg4?!

Лучше всего использовать плохую координацию сил белых позволял прорыв в центре – 11…d5!. После 12.exd5 (12.e5 Kxf3+ 13.Лxf3 d4 также в пользу чёрных) 12...Kxd5 13.Kxd5 Фxd5 14.Cb3 Kxb3 15.cxb3 Фxd3 16.Фxe7 b6 чёрные опережают соперника в развитии, и два их слона важнее лишней пешки белых.

12.Лb1

Чтобы можно было сыграть Cb3 и в случае размена взять ладьей, а не пешкой с. Продолжения 12.Cb3 Cxf3 13.gxf3 d5 и 12.Kxd4 cxd4 13.Kd5 Kxd5 14.exd5 Ce2 15.Ле1Cf6! 16.Фg3 Cxd3 17.cxd3 Лxa4 приводят к перевесу чёрных.

12...Cxf3

13.gxf3


13...Лxa4?!

Весьма амбициозный ход, однако объективно сильнее было 13...е6 14.Cb3 d5 и затем b7-b5, тогда слона белых ожидали новые неприятности.

14.Kxa4 b5

15.Kc3 Фа5?

Неверный путь атаки ферзевого фланга белых. Лучше 15...b4, тогда после 16.Kd1 Kxc2 17.Фf2 Kd4 18.a3, благодаря сильной позиции коня на d4 и лучшей пешечной структуре, у чёрных достаточная компенсация за качество.

16.а3!

Белые находят лучшую защиту, теперь они смогут разменять пешки, если чёрные двинут вперёд пешку b.

16...b4

17.Kd1?!

Упуская возможность размена. Правильно 17.axb4 cxb4 18.Фf2!. Тогда в случае отступления коня с f6, белый конь мог бы прыгнуть на d5, а после 18...bxc3 19.Фxd4 Kh5 (19...Фа2? 20.Се3 Kg4 не годится ввиду 21.Фа7!) 20.е5 dxe5 21.Фxc3 Фb6+ 22.Kph1 exf4 23.Фс4 у чёрных нет полновесной компенсации за качество.

17...Kxc2

18.Фf2

18.axb4 Фxb4 также ведёт к примерному равенству.

18...b3

Теперь ладья b1 надолго выключена из игры.

19.Ke3 Фа4

20.Kph1

Во многих вариантах у белых возникают проблемы из-за появления чёрного слона на d4, поэтому они заранее убирают короля с опасной диагонали.

20...Kd7

21.Kc4 Лb8?!

Чёрные уводят ладью с королевского фланга, что несколько рискованно. Пока белые там не очень активны, но стоит им сделать всего несколько ходов – f4-f5, fxg6, Cg5, Фh4 - и у них появятся реальные угрозы на этом участке доски. Лучше было 21...Фс6. Как и ход в партии, это продолжение подготавливает размен белого коня с4 путём Kb6, но ладья здесь остаётся на f8, обеспечивая защиту королевского фланга.

22.f5 Kb6

23.Kxb6 Лxb6

24.fxg6 hxg6

25.Cg5


Проблема чёрных в том, что несмотря на внешне великолепную позицию коня (на с2) и давление на пешку b2, создать какие-то конкретные угрозы на ферзевом фланге им непросто. Чтобы добиться чего-нибудь на данном участке доски, придётся подготовить продвижение пешек d6-d5 и с5-с4, на что нужно потратить несколько темпов. За это время белые смогут развить весьма серьёзную контригру на королевском фланге.

25...Лb7

26.Фе2?!

Белые хотят сыграть Лg1 и поэтому убирают ферзя из-под удара Сd4, однако, избранный ими план слишком медленный. К определённому перевесу вело 26.f4!, атака белых на королевском фланге быстро набирает ход, достижения же чёрных на ферзевом весьма скромные.

26...Фс6

Чёрные подготавливают d6-d5 и одновременно сдерживают наступление белых на королевском фланге, так как теперь в случае f3-f4 в опасности окажется расположенный на большой диагонали белый король.

27.Лg1 d5

28.Лg2 Лd7

Планы обеих сторон близки к осуществлению. Белые готовы вскрыть королевский фланг путём h2-h4-h5, а чёрные подготовили с5-с4 и фигурную игру по линии d.

29.h4 Kd4

30.Фе3 с4

Ход чёрных неплох, но точнее 30...Фе6!. Создаётся угроза 31...Фh3+, и если белые отвечают 31.Лg3, следует 31...dxe4 32.dxe4 Фс4, и ферзь переводится на активную позицию.

31.dxc4 dxc4

32.h5 Фе6

Теперь это не столь эффективно, так как белые могут не обращать внимания на угрозу шаха на h3.

33.hxg6 fxg6

Хуже 33...Фh3+? 34.Лh2 Фxf3+ 35.Фxf3 Kxf3 36.gxf7+ Kpf8 37.Лh2, и возникшее положение явно в пользу белых.

34.Лg4


34...Kc2?

Очень рискованное решение. Оказавшись на с2, конь выпадает из активной игры. А вот после 34...Кс6, с идеями защитить пешку g6 путём Ке5 и отбросить ферзя противника с активной позиции ходом Лd3, позиция была бы примерно равной.

35.Фс5!

Теперь у чёрных трудное положение, так как 35...Cxb2 проигрывает ввиду 36.Фс8+ Kpf7 37.Лbg1!  с угрозой Ch6 – у белых решающая атака.

35...Се5

36.Лbg1?

Белые оступаются как раз в тот момент, когда могли форсировать выигрыш путём 36.Cf4! Cxf4 37.Фh5! Лd6 38.Лbg1 Kpf7 39.Лxf4+ Kpe8 40.Фh8+ Kpd7 41.e5 Лd3 42.Лf8 Kpc6 43.a4!, и чёрному королю негде укрыться.

36...Kpf7!

Единственный, но достаточный ход. У белых теперь лишь небольшой перевес.

37.Лh4 Лс7

38.Фf2?

В цейтноте белые теряют остатки своего преимущества. Сохранить давление на позицию чёрных можно было путём 38.Фа5 Лс8 39.Kpg2! с угрозой 40.Лh7+ Cg7 (40...Kpg8 41.Лxe7 c победой, так как подготовительный ход Kpg2 устранил угрозу мата на h3) 41.Фс3 Лg8 42.Ch6.

38...Cxb2!

Весьма смелый ход, не только объективно лучший, но и с практической точки зрения отличный. Чёрные теперь могут играть на победу: ведь если атака у противника не получится, пешки ферзевого фланга решат исход поединка, и это оказывает давление на белых – им нужно будет искать самое точное продолжение. До этого момента борьба была не самой захватывающей, но заключительная фаза партии очень интересна.

39.Фh2!

Лучший ход. Нападая на незащищённую ладью чёрных, белые выигрывают темп.

39...Лb7?

Играя 39...Се5, чёрные могли сделать ничью, но для этого им пришлось бы отыскать просто невероятные ходы: 40.Cf4 Лс5 и далее:

1)      41.Cxe5 Фxe5 42.Лh7+ Kpe8 43.Лh8+ с немедленной ничьей.

2)      41.Лh5 Cd4! (после 41...Cd6? 42.e5! или 41...gxh5? 42.Фxh5+ Kpf8 43.Ch6+ чёрные сразу проигрывают) 42.Лh7+ (42.Лxc5 Cxc5 43.Фh7+ Kpe8 44.Лxg6 b2 45.Фh5 Kpd7! 46.Лxe6 b1Ф+ 47.Kpg2 Фg1+ 48.Kph3 Фf1+ 49.Kpg4 Фg1+ 50.Kph3 также с ничьей) 42...Kpe8 43.Cg5 Ce5! 44.f4 Cd6 45.e5 Ke3 46.Фd2 c3 47.Фd4 Фg8 48.Лh3 Лс4 49.Фxe3 Фd5+ 50.Kph2 Cc5 51.Лh8+ Kpd7 52.Фh3+ Kpc7, и партия почти наверняка завершится вечным шахом той или другой стороны.

3)      41.Лg5!? b2 (41...Cd4? 42.Лxc5 Cxc5 43.Лh8 Фf6 44.Фh6 e5 45.Фh7+ Kpe6 46.Фg8+ Фf7 47.Фа8!, и белые выигрывают) 42.Фxc2 Фb6 43.Фb1 (43.Лb1 Фf6! 44.Лgg4 Фb6 с повторением ходов) 43...Фf6 44.Лgg4 g5! 45.Cxe5 Фxf3+ 46.Kph2 Фf2+, и чёрные форсируют ничью.

Вернёмся к позиции после 39...Лb7?:


40.Лh7+?

На последнем перед контролем ходу белые упускают выигрыш, правда, найти путь к победе было довольно непросто: 40.Лd1! Лd7 (40...Cg7? проигрывает ввиду 41.Лd8! b2 42.Лf4+ Фf6 43.Фh7! b1Ф+ 44.Kph2 Фxf4+ 45.Cxf4 Фе1 46.Фg8+ Kpf6 47.Лf8+ Cxf8 48.e5+ Фxe5 49.Фxf8+ Kpe6 50.Фс8+) 41.Лh7+ Cg7 (41...Kpg8 42.Лg1 Cg7 приводит к перестановке ходов) 42.Лg1 Kpg8 43.Лxg7+!Kpxg7 44.Фh6+ Kpf7 45.Фh7+ Kpe8 46.Фh8+ Kpf7 47.Kpg2! (выглядит медленно, однако угрозу Лh1 удивительно трудно отразить) 47...Лс7 (47...Ке3+ 48.Cxe3 Фf6 49.Фс8 Фе6 50.Фс5, и белые должны одержать победу, так как они продолжают атаку, чёрным же продвинуть свои пешки вперёд трудно) 48.Ch6! (48.Лh1?Фd6 49.Лh7+ Kpe6 50.Фg8+ Kpd7 51.Лxe7+ Фxe7 52.Cxe7 Kpxe7 с ничьей, поскольку рано или поздно белым придётся объявить вечный шах) 48...Фf6 (48...Фс6 проигрывает ввиду 49.Фf8+ Kpe6 50.Cf4) 49.Фf8+ Kpe6 50.Фd8 Фh4 51.Фxc7 Фxh6 52.Фxc4+ Kpe5 53.Фс5+ Kpe6 54.Фс3, и позиция чёрных безнадёжна.

40...Kpe8

Но не 40...Kpg8?? 41.Фh6 +-.

Если королю удастся убежать на ферзевый фланг, чёрные должны одержать победу, поэтому белые стремятся предотвратить бегство монарха.

41.Лd1 Cd4


Путь для короля через линию d вновь открыт.

42.Лh8+?

У белых было несколько способов сделать ничью, но только не после хода в партии.

Вот эти возможности:

1)      42.Се3 Kxe3 43.Лxd4 b2 44.Лh8+ Kpf7 45.Лf8+ (45.Фh7+?? проигрывает: 45...Kpf6 46.Лf8+ Kpe5 47.Фh8+ Фf6, но к ничьей ведёт также 45.Лh7+) 45...Kpxf8 46.Лd8+ Kpf7 47.Фh7+ Kpf6 48.Фh4+ Kpe5 49.Фh2+ с вечным шахом.

2)      42.Cxe7 c3 (ничья получается и в случае 42...Лxe7 43.Фb8+ Kpd7 44.Фb7+) 43.Лh8+ Cxh8 44.Фxh8+ Kpxe7 45.Фg7+ Фf7 46.Фе5+ также с вечным шахом.

3)      Во время партии Ананду не нравился ход 42.а4!. Это лучший шанс для белых, чёрным здесь необходимо играть точно, если они хотят сохранить свои пол-очка. Дело в том, что у них мало конструктивных возможностей, поэтому белые могут попытаться продвинуть свою пешку до а6 и вынудить противника сдвинуть с места свои фигуры, что должно привести к развалу их позиции. У чёрных есть следующие ответы:

3a) 42...Kpd8? 43.Ce3! (выигрывает и 43.a5) 43...Фf6 (43...Kxe3 44.Лxd4+ Kpe8 45.Лg7 с решающим преимуществом) 44.Лh8+ Kpd7 45.Фh3+ Kpc6 46.Фc8+ Kpb6 47.Cxd4+ Kxd4 48.a5+!, и белые выигрывают.

3b) 42...c3! (единственный ход) 43.a5 b2! (43...Фе5? 44.Фh3! Лb8 45.Лxd4 Kxd4 46.Лh8+ Kpf7 47.Фh7+ Фg7 48.Фxg7+ Kpxg7 49.Лxb8 b2 50.a6, и белые побеждают, так как пешки чёрных остановлены) 44.Фxc2 Фb3 45.Лxe7+ Kpf8 46.Фxb3 Лxb3 47.Лс7b1Ф 48.Ch6+ Kpe8 49.Лxb1 Лxb1+ 50.Kpg2, и окончание должно закончиться вничью, хотя у белых и есть в нём некоторый перевес.

42...Kpd7


Конечно, не 42...Cxh8?? 43.Фxh8+ Kpf7 44.Лd8 с матом. После хода в партии у чёрных ясный перевес.

43.Ла8?

Последняя ошибка. Белые хотят сыграть 44.Фh8 Kpc6 45.Лxd4 Kxd4 46.Ла6+ с решающей атакой, но ладья прикрывала жизненно важное поле h3, и чёрные этим немедленно пользуются. Другие продолжения:

1)      43.Се3? Kxe3 44.Лxd4+ Kpc6 45.Лdd8 (45.Фb2 проигрывает из-за ответа 45...Фf6) 45...Фf6! (единственный путь к победе, так как 45...b2? 46.Лxc8+ Фxc8 47.Лxc8+ Kpd7 48.Лc7+!Лxc7 49.Фxb2 даже даёт белым шансы на выигрыш) 46.Лс8+ Kpb5. Как только шахи закончатся, пешки чёрных решат исход борьбы.

2)      43.а4? Kpc6! 44.Ла8 b2 45.Ла6+ Лb6 46.Лxb6+ Cxb6 47.Фh8 Kd4! 48.Kpg2 (48.Фa8+ Kpc5 также безнадёжно для белых) 48...c3 49.Фa8+ Kpc5 50.Фa6 b1Ф 51.Лxb1 Фа2+, и чёрные побеждают.

3)      43.Фе2?! Лb5! (43...Kpc7? 44.Cf4+ Kpb6 45.Лxd4! Kxd4 46.Ce3 Фf6 47.Лс8 с вероятной ничьей, продолжение 43...Kpc6? 44.e5! рассматривается в варианте 5) 44.Ce3 Фf6 45.Лh3 Kxe3 46.Фxe3 e5 (чёрные обеспечивают своему слону позицию на d4) 47.f4 (единственный шанс, так как в противном случае пешки ферзевого фланга принесут победу чёрным) 47...b2 48.fxe5 Фxe5 49.Фxd4+ (49.Лxd4+ Kpe6 50.Лd1 Лb3, и чёрные выигрывают) 49...Фxd4 50.Лxd4+ Kpe6 51.Лd1 Лh5!, финальная точка, теперь чёрные пешки неудержимы.

4)      43.Cxe7?! Kpc6 (43...b2? 44.Cb4! в пользу белых, а 43...с3?? проигрывает ввиду 44.Сс5!) 44.Cg5 (или 44.Cb4 Фе5! 45.Лс8+ Лс7 46.Лxc7+ Kpxc7 47.Фh7+ Фg7 48.Фh2+ Kpb7 49.Cd6 Фf7 50.f4 c3, и чёрные должны одержать победу, так как их пешки представляют слишком грозную силу) 44...Се5! 45.Cf4 Фf7! 46.Cxe5 Фxf3+ 47.Фg2 Фxg2+ 48.Kpxg2 Ke3+ 49.Kpf3 Kxd1 50.Лс8+ Kpd7 51.Лxc4 b2 52.Cxb2 Kxb2, и лишней фигуры чёрным должно хватить для победы.

5)       43.е5! (единственная реальная попытка спастись, как ни удивительно, здесь не всё так ясно) 43...Kpc7 (43...Kpc6 44.Фе2 Kpb5 45.Kpg2 даёт белым неплохие шансы на спасение) 44.Лh4 Лh5, и несмотря на значительное преимущество чёрных, позиция остаётся весьма запутанной.

43...b2

Теперь чёрные побеждают.

44.Фh8

44.Фxc2? проигрывает ввиду 44...Фh3+ 45.Фh2 Фxf3+, поэтому белые создают намеченную угрозу, но она оказывается недостаточной, поскольку чёрная пешка уже находится на b2.

44...Kpc6!

 

Единственный не проигрывающий ход, но он даже приводит к победе благодаря тому, что чёрные имеют возможность превратить свою пешку в ферзя с шахом (если белые возьмут на d4).

45.Фе8+

Чёрные побеждают и во всех других вариантах: 45.Ла6+ Kpb5, 45.e5 Cxe5 46.Фе8+ Kpb6 47.Kpg2 Cc7! и 45.Лxd4 b1Ф 46.Kph2 Kxd4 47.Ла6+ Kpc5 48.Лa5+ Kpb6 49.Фd8+ Лс7.

45...Фd7

46.Фxg6+

Или 46.Лс8+ Kpb5.

46...e6

Теперь белые вряд ли могут избежать размена ферзей после Фh7+, и чёрные пешки, наконец, получат возможность осуществить свой победный марш.

47.Ла6+ Kpb5

48.Лxe6 Фh7+

Белые сдались.

 

 

После этой партии Ананд стал лидером турнира вместе с Шортом (по 1½ из 2), и они встретились уже в следующем туре. Партия протекала в сложной борьбе, Ананду удалось зажать позицию соперника, однако в цейтноте он выпустил противника из своих тисков. Но затем Ананд всё-таки сумел использовать раскрытое положение чёрного короля и стал единоличным лидером турнира.

 

Перевод производился в 2013 году, русский текст книги был опубликован в феврале 2015 года.

 

 

Об этой книге (от переводчика)

 Дорогие читатели и любители шахмат!

 

Перед вами одна из самых неоднозначных книг о шахматах. Несмотря на то, что написана она шахматистом, более того, очень сильным игроком (в 30-е и 40-е годы XX века Ройбен Файн 3 раза выигрывал с командой США золотые медали на Олимпиадах, 7 раз чемпионат США и считался одним из претендентов на звание чемпиона мира), здесь он выступает в другой своей ипостаси – известного учёного-психоаналитика. В 1948 году Файн отказался от участия в матч-турнире, в котором после смерти Алехина определялся новый чемпион мира, и целиком сосредоточился на своих научных интересах (сразу после второй мировой войны он получил степень доктора психологии и занял профессорскую должностьв Южно-Калифорнийском университете). В этот период он почти не участвовал в серьёзных соревнованиях, ограничившись написанием ряда весьма неплохих книг, освещавших различные области шахматной игры.  Но данное эссе – плод усилий психоаналитика, а не шахматиста, от последнего автор позаимствовал лишь знание шахматной истории, фактов и психологии своих бывших коллег. Правда, автор и не собирался выносить свои мысли на всеобщее обозрение. Изначально работа была адресована узкому кругу экспертов: в 1956 году она была опубликована в специализированном академическом издании – журнале-альманахе «Психоанализ». Характерным был и первоначальный заголовок: «Наблюдения психоаналитика о шахматах и шахматистах». Однако в 1967 году издательство Dover Publications решило познакомить весь мир с этим чисто научным трудом, издав его под более общим названием «Психология шахматного игрока», прежний заголовок был приведён лишь в скобках. Полагаю, что после прочтения книги все согласятся с тем, что такое наименование вводит читателя в заблуждение. Главной темой книги Файна является всё-таки не психология шахматиста во всех её проявлениях, а клинические отклонения у игроков, природу которых автор пытается вскрыть при помощи необычайно модной тогда теории психоанализа.

            С большой долей уверенности можно предположить, что изложенная здесь Файном теория вызовет не только недоумение, но и возмущение у всех, кто любит шахматы и посвящает им немалую часть своей жизни. Однако, с любым мнением бывает полезно ознакомиться, хотя бы для того, чтобы его категорически отвергнуть. Прежде всего, конечно, явной нелепицей выглядит постоянное объяснение каких-то решений и вообще изменений на шахматной доске в связи с либидо игрока, его якобы скрытыми в подсознании сексуальными мотивами. Таких примеров в книге масса, и они вызывают лишь отторжение по отношению к книге и её автору. Но надо помнить, что в те годы теория психоанализа только развивалась, и многие впадали в крайность, объясняя сексуальной сферой решительно всё в поведении. Да, многие мысли автора вызовут, в лучшем случае, улыбку, однако, нужно отдать должное Файну, который добросовестно пытается выяснить, с чем конкретно были связаны те или иные отклонения в поведении у шахматистов. Вновь напомню: данный труд первоначально был адресован исключительно специалистам по психоанализу и не предназначался к широкой огласке.

             Добавлю ещё написанную мной аннотацию к книге:

«Вашему вниманию предлагается весьма неоднозначная работа на шахматную тему. Она написана одним из сильнейших шахматистов своего времени, претендентом на шахматную корону Ройбеном Файном, однако речь в ней идёт не о красоте шахматных комбинаций или великих стратегических замыслов, и даже не о психологической составляющей шахматиста-спортсмена, как можно было бы подумать из названия. Ройбен Файн был одним из сторонников весьма молодой тогда психоаналитической науки, и в данной работе он смотрит на шахматистов и их творчество именно как последователь Фрейда. Многие выводы Файна сейчас выглядят смехотворными, если не сказать больше. Да, многие мысли автора вызовут, в лучшем случае, улыбку, однако, нужно отдать должное Файну, который добросовестно пытается выяснить, с чем конкретно были связаны те или иные отклонения в поведении у шахматистов».

 

Отрывок из книги

Суть настольных игр, как правило, состоит в том, чтобы, перемещая фигуры на доске, уничтожить боевые единицы противника (как, например, в обычных шашках), либо загнать их в заранее определённое положение (как в китайских шашках). Как только это происходит, партия признаётся выигранной. В шахматах же мы видим уникальную особенность: цель игры здесь – заматовать Короля противника. Отсюда совершенно новый свод правил, регламентирующий, каким образом мат может быть поставлен или не поставлен, именно эти правила и придают шахматной игре такую исключительность. Разумеется, взятие вражеских фигур присутствует тоже, но, в отличие от других игр, можно забрать почти все силы противника и всё равно проиграть.

Таким образом, Король совершенно необходимая и чрезвычайно важная составная часть игры. К тому же, его нельзя заменить. Теоретически на доске могут появиться девять Ферзей, десять Ладей, десять Коней или десять Слонов (как результат превращения Пешек), но Король всегда только один.

Все указанные свойства Короля (обязательное присутствие на доске, архиважность и незаменимость) заставляют вспомнить о верховных властителях Востока. Правда, есть одна существенная разница: Король на доске – слабая фигура. Его собственные возможности весьма ограничены. Для других фигур можно установить приблизительные эквиваленты их силы. Например, три пешки стоят как одна лёгкая фигура, а две лёгкие фигуры как ладья и пешка и т.п. Ввиду особой природы Короля для него таких эквивалентов нет. Тем не менее, в самом приближённом виде, говорят, что Король немного сильнее Пешки, но не дотягивает по силе ни до одной из фигур (строго  говоря, Короля даже нельзя рассматривать как «фигуру», в узком терминологическом смысле разделяют Пешки, Фигуры (лёгкие и тяжёлые) и Короля). В результате, Короля приходится большую часть игры укрывать в безопасном месте (при помощи рокировки). Он может двинуться вперёд, только когда произошли многочисленные размены,  особенно, если с доски исчезли Ферзи. Несмотря на крайнюю важность Короля (вернее было бы сказать, из-за неё – прим. перев.), другие фигуры  должны защищать его, а не он их.

Насколько я сумел установить (26), ни в одной другой настольной игре нет фигуры, которая бы так радикально отличалась по своим свойствам. В шашках, например, Дамка (по-английски также King – «Король» - прим. перев.) – это всего лишь увеличение силы простой шашки, и её можно брать, как и другие боевые единицы. Именно Король делает шахматы такими уникальными. 

Соответственно, Король должен быть центральной фигурой и в символике игры. Кратко резюмируем: Король – это необходимая, крайне важная, незаменимая, но вместе с тем слабая и требующая защиты фигура. Данные качества приводят к множественности символических смыслов (сверхдетерминированности) Короля. Во-первых,  он обозначает пенис мальчика в фаллической фазе, а значит, характерный для этого периода страх кастрации. Во-вторых, он придаёт ряд основных характерных черт образу собственного Я, позволяет соотнести себя с людьми, которых все считают очень важными, необходимыми и незаменимыми. Что позволяет говорить о дополнительной возможности возникновения конфликтов на почве нарциссизма. В-третьих, это отец, низведённый до положения сына. Подсознательно Король даёт мальчику возможность сказать отцу: «Возможно, во внешнем мире ты большой и сильный, но когда ты попадаешь сюда, то становишься таким же слабым, как я, и нуждаешься в не меньшей защите, чем я.»

Любая игра, по сути, запускает процесс уравнивания людей: на беговой дорожке, на бейсбольной площадке, за шахматной ли доской – все люди равны. В шахматах, однако, есть дополнительный фактор, выделяющий их среди других игр:  наличие фигуры, отличающейся по своей ценности от всех других, фигуры, вокруг которой вертится вся игра. Существование Короля делает возможным процесс идентификации, который выходит далеко за рамки возможного в других играх. (Д-р Теодор Рейк указывал, что правила, регламентирующие возможности шахматного Короля, поразительно похожи на многочисленные специальные табу, окружающие вождей первобытных племён.См. З.Фрейд «Тотем и табу», Часть II,  раздел b - Табу властителей.)  Тем самым шахматы предоставляют личности большие возможности для самоутверждения.

Ладья, Слон, Конь и Пешка также нередко символизируют пенис. Кроме того, они могут иметь и другие значения. Для одного игрока фигура «Слон» подсознательно являлась образом Супер-Эго (Супер-Эго (или Сверх-Я) — в психоанализе так называют моральные установки человека: представление человека о том, что в этом обществе он должен делать, а что — нет – прим. перев.) – её наименование (по-английски Bishop - «епископ» - прим. перев.) воспринималось им буквально. Фигура «Конь» (по-английски Knight означает «рыцарь, всадник» - прим. перев.) может символизировать просто лошадь, иногда её так и называют - «Horse».   

Пешки символизируют детей, особенно маленьких мальчиков. Они могут вырасти, повзрослеть (превратиться в другую фигуру), когда доберутся до восьмой горизонтали, но стать «Королём» (и это весьма важно) не могут. На символическом уровне данное ограничение при превращении пешки означает, что разрушительная сторона соперничества с отцом усиливается, тогда как созидательный аспект этих отношений, который мог бы помочь мальчику стать похожим на отца, не реализуется. Итак, мы можем ожидать у шахматиста, с одной стороны, весьма критичное отношение к авторитетам, а с другой, неспособность или нежелание идти по стопам отца. (Я заметил, что у очень малого числа шахматных профессионалов сыновья становятся сильными шахматистами, бессознательно отцы не допускают идентификации своих детей с собой.) Контраст между сильным Королём и скромной Пешкой также способствует символической многозначности, свойственной образу собственного Я шахматиста, той многозначности, что совершенно ясно просматривается и в образе самого Короля.

Ферзь (по-английски Queen – «Королева» - прим. перев.), как и следовало ожидать, означает женщину или образ матери. До проникновения шахмат в Европу (XIIIвек) Ферзь не был такой мощной фигурой, какой он является сейчас. Очевидно, это прямое отражение различного отношения к женщине на Востоке и Западе. Джонс замечает, что психоаналитиков совсем не удивляет, когда они узнают, что в атаке на Короля (читай «отца») главную ударную силу составляет именно Ферзь.

Резюмируем: шахматы могут символизировать ситуацию в семье.  Это может объяснять, почему шахматы обладают такой притягательной силой. В своих мыслях и фантазиях игрок может сотворить то, что он никогда бы не сумел совершить в реальной жизни.

Обратимся теперь к Эго шахматного игрока. Начнём с того, что он использует преимущественно интеллектуальные, умственные формы защиты. В шахматах мысль заменяет действие. В отличие от других видов спорта, например, бокса, здесь нет никакого физического контакта. Нет даже той опосредованной формы физического контакта, которая имеет место в теннисе или гандболе, где игроки бьют по одному и тому же предмету (мячу). Шахматисту разрешается касаться фигуры соперника только с целью её взятия, когда, согласно правилам, фигура должна быть убрана с доски.

Когда игроки становятся профессиональнее, запрет на физический контакт становится ещё строже. В партиях мастеров неукоснительно соблюдается правило «тронул-ходи». Если игрок дотрагивается до фигуры, он обязан сходить ею. Если он касается фигуры нечаянно, то должен сказать «jˊadoube», что в переводе с французского означает «поправляю». Правила международных шахмат требуют, чтобы эта фраза была сказана по-французски.

 В такой форме шахмат, как игра по переписке, расстояние между партнёрами ещё больше, они никогда не видят друг друга. Все ходы пересылаются по почте. Здесь можно касаться фигур, но игроки, конечно, никогда не встречаются друг с другом.

Учитывая глубокий фаллический символизм шахматной игры, запрет на прикосновение имеет два смысла с точки зрения бессознательного, или, если сказать иначе, Эго игрока ограждается от двух угроз. Первая – это мастурбация (не трогай мой пенис, не трогай мои фигуры, а если тронешь, будь готов извиниться). Другая угроза – гомосексуальность, или телесный контакт между двумя особями мужского пола, в первую очередь, взаимная мастурбация.

Помимо этого чисто оборонительного свойства, умственная деятельность в шахматах имеет множество других смыслов. Для стороннего наблюдателя безразличие к окружающему миру представляется наиболее отличительной чертой шахматного игрока. Многочисленные карикатуры изображают двух шахматистов, которые начинают партию ещё мальчиками, а заканчивают уже седобородыми стариками.

Сами игроки вполне сознают свою склонность полностью уйти в свои мысли, забыв о физической деятельности. Это представляет для них настолько большую опасность, что в турнирах пришли к необходимости ограничивать время на ходы. Примерно с 1880 года все соревнования проводятся с использованием шахматных часов. Забавный случай произошёл в партии Паульсен - Морфи, которая игралась ещё без часов. Соперники  просидели за доской одиннадцать часов, не сказав ни слова и не сделав ни одного хода. В конце концов, Морфи, проявивший невероятную терпеливость, вопросительно взглянул на соперника. Тогда Паульсен спросил: «Так сейчас мой ход?»

  Игрок может думать часами над одним ходом, но в случае необходимости он может делать ходы и со скоростью молнии. Турниры по быстрым шахматам, или рапиду, которые сейчас так часто можно увидеть, играются с контролем 10 секунд на ход. Иногда мастера играют даже в так называемый «блиц», где они обязаны отвечать мгновенно, меньше чем за секунду. При таких контролях времени появляется возможность за один вечер сыграть десятки, а порой и сотни партий.  Самая медленная из игр становится самой быстрой.

Упомянутые выше контрасты весьма характерны для всего процесса мышления в шахматах. В турнирах обычным контролем времени является два с половиной часа на 40 ходов. Это означает, что игрок может распределять время по своему усмотрению, лишь бы он успел сделать 40 ходов в отведённые ему два с половиной часа. Нередко случается, что игрок затратил, скажем, два часа и 28 минут на 25 ходов. Тогда на оставшиеся 15 ходов у него остаётся всего две минуты. Такая ситуация известна как цейтнот. Испытывая столь колоссальную нехватку времени, шахматист, который до этого почти не двигался, за оставшееся время часто делает все необходимые ходы, да ещё и с поразительной точностью.  Невольно задаёшься вопросом, о чём же он думал раньше? Если можно найти хороший ход за десять секунд, зачем тратить на него полчаса?

Ответ на этот вопрос заключается в постоянной неопределённости, которая окружает шахматиста. Позиции, которые получаются в процессе игры, очень часто весьма сложны. В ряде случаев бывает нетрудно обнаружить верное продолжение, но в большинстве это не так. На тщательный анализ всех возможностей и определение лучшего хода могут уйти часы, иногда дни. За доской мало кто может быть уверен, что нашёл правильное решение, чаще всего полагаются на так называемую «оценку позиции» или «интуицию». Представление дилетанта, что шахматный мастер может заглянуть на 25 ходов вперёд – не что иное, как миф, хотя профессионал, разумеется, рассчитает варианты точнее, чем новичок.

Таким образом, игрок постоянно пребывает в состоянии неуверенности в себе. Если его вынудить, он может что-то предпринять и разрубить гордиев узел, если же нет, он предпочитает проверять и отсеивать идеи, пока не подойдёт как можно ближе к верному ответу.

Де Гроот уподобляет этот процесс научному исследованию, в котором различные гипотезы изучаются экспериментальными методами. Однако, есть одно существенное отличие. Шахматный игрок свои гипотезы может проверить только в уме; как только он приходит к какому-либо решению, то должен поставить на него всё. Таким образом, он испытывает гораздо большее напряжение, чем, например, исследователь химических процессов, который может выбрать и осуществить одно предположение, а если оно не подтвердится, перейти к другому.

Когда очередь хода за соперником, игрок часто имеет много времени на раздумья – пять, десять минут, иногда полчаса или даже час. Можно было бы предположить, что в это время он будет изучать положение на доске.  Но такое происходит редко. Большую часть такого времени он  тратит на обычные мысли, никак не связанные с шахматами.  При этом напряжение за доской сохраняется, так как игрок не знает, в какой именно момент его снова призовут делать ход.

Итак, вновь мы видим яркий контраст: возбуждение, неопределённость, напряжённые поиски при своём ходе и праздное времяпрепровождение при ходе соперника.  И, на протяжении всей партии, состояние непрекращающейся общей напряжённости. Поэтому не вызывают большого удивления многочисленные жалобы шахматистов на то, что игра заставляет их «нервничать». Многие бросают шахматы, потому что не могут выдерживать напряжения или приходят к выводу, что они не стоят затрачиваемых усилий.     

Что касается разговоров во время игры, то здесь в шахматах наблюдается такой же парадокс.  Правила запрещают игрокам обмениваться фразами, но любопытное исключение составляют нетурнирные поединки, когда соперники ударяются в другую крайность и не перестают разговаривать за доской. Кто-то декламирует стихи Льюиса Кэролла. А кто-то придумывает особый нелепый язык, не имеющий никакого смысла и понятный только ему одному. Например, один, делая шах, может в этот момент сказать сопернику: Шминкускрачустифусмитплафкесшрум-шрум».   А другой: «Давай уедем в город Вера-Крус, в котором четыре Н». Ничего подобного в обычной речи не наблюдается. Играющие словно дают понять, что любая физическая деятельность сейчас воспринимается ими несерьёзно, на детском, инфантильном уровне. Разумеется, отклонение слов от их первоначального значения характерно для  обсессивного (т.е. маниакального, навязчивого, одержимого – прим. перев.) мышления.  

Все эти разнообразные крайности делают процесс мышления шахматиста более понятным для нас. Эго шахматиста использует его интеллектуальные способности и фантазии для управления конфликтами. Но оно не позволяет этому процессу (мышлению) заходить слишком далеко. Поскольку шахматы – это живая игра, шахматист всё время возвращается назад, к реальности. Мысль заменяет действие, но и действие тоже прерывает свободный полёт мысли. В этом отношении шахматист отличается, скажем, от обычного мечтателя или шизофреника, которых ничто не может оторвать от их грёз.

 

Сам процесс мышления всё время меняется: то он требует очень высокой организованности, в определённом смысле сравнимой с решением задачи при научном исследовании, то становится просто выражением самых разнообразных обсессивных наклонностей. Переход от действия к мысли может тогда быть либо реализацией умственных способностей личности, либо защитным манёвром, предохраняющим её от различных страхов перед физическими действиями, либо промежуточной комбинацией этих двух вариантов.

Перевод данной книги (издание 1999 года) был завершён в начале 2012 г., однако, издана она в России была только летом 2015 г. Предлагаю прочитать предисловие переводчика (не вошедшее в книгу) и один отрывок.

 

О книге и её авторе

 

Имя Владимира Вуковича в нашей стране практически неизвестно, даже мало кто из шахматных профессионалов знает его. Между тем, вклад Вуковича в шахматную теорию на Западе считается классическим. В первую очередь, это связано с переводом на английский и изданием в 1963 году книги, которую вы держите в руках, а также с его работой «Шахматная жертва», впервые опубликованной на английском в 1968 году.

              

Обложка первого англоязычного издания (1963 год)         Обложка первого издания на сербскохорватском (1959 год)

Владимир Вукович (Vladimir Vuković) родился 26 августа 1898 года в столице Хорватии, городе Загребе. В пору его молодости на Балканах произошли большие перемены: закончилась первая мировая война, и на обломках Австро-Венгерской империи 1 декабря 1918 г. было образовано Королевство сербов, хорватов и словенцев. В 1929 году это государство, просуществовавшее почти до конца XX века, получило знакомое всем название Югославия.

Именно родному городу Вуковича Загребу (и Хорватии) принадлежит заслуга организации шахматного движения в Югославии. В 1920 году в Загребе был создан инициативный комитет, возглавивший объединение местных шахматных организаций. А в 1921 году Учредительный конгресс в Целе основал Югославский шахматный союз, первым президентом которого стал Милан Видмар. В самой Хорватии шахматный союз был создан ещё в 1912 году. Если вспомнить, что даже в гербе и на флаге Хорватии присутствует шахматная доска, то активность Загреба в шахматных делах не должна никого удивлять.

 

                     Современный герб Хорватии и герб Социалистической республики Хорватия.

 

С 1921 по 1940 гг. состоялось 17 национальных турниров, победителям которых присуждалось звание национального мастера. В разные годы их победителями становились Пирц, Неделькович, Трифунович, Видмар-младший, Глигорич. В тот же период проведено 4 международных турнира: Рогашка-Слатина 1929, Блед 1931, Марибор 1934 и Любляна 1938, а также 4 национальных чемпионата – 1935, 1936, 1937 и 1939 гг.

 

Вукович принимал самое непосредственное участие во всех этих событиях, которые можно назвать «началом югославского Ренессанса в шахматах».  Более того, в 20-е годы Вукович был сильнейшим шахматистом Хорватии и одним из сильнейших в Югославии.  В составе команды Югославии Владимир участвовал в I шахматной Олимпиаде (Лондон 1927), показав на 2 доске результат +7−6=2. Играл Вукович за Югославию также на организованной нацистами в 1936 году неофициальной шахматной Олимпиаде в Мюнхене.

В начале 20-х годов XX века он достаточно успешно выступал в соревнованиях, играл в сильнейших международных турнирах, встречаясь за доской с лучшими игроками мира.

Вот некоторые результаты Вуковича на международной арене:

Вена 1921 г. – 4-7 места (с Грюнфельдом, Тартаковером и Вайдой);

Вена 1922 г – 10-11 места (со Шпильманом), победил Тарраша, Грюнфельда, Кмоха и Земиша, сыграл вничью с Алехиным и Мароци – после этого турнира Вукович получил звание мастера;

Дьёр 1924 г. (чемпионат Венгрии) – 4-5 места;

Дебрецен 1925 г. – 4-5 места (с Грюнфельдом).

 

                          Владимир Вукович на турнире в Дебрецене (1925 год)

 

Вукович очень любил атаку. Вот один пример из его творчества:

Вукович – NN (1937, сеанс)

 

1.Кf5 Фxh4 2.Фh5, и чёрные сдались.

 

В дальнейшем Вукович стал играть меньше, переключившись на другие сферы деятельности. Как уже говорилось, он был одним из организаторов шахматного движения в Югославии. И он же стал главным пропагандистом древней игры в стране, в 1925 году основав и возглавив первое периодическое издание о шахматах на территории Югославии - журнал «Шаховски гласник». Этому своему детищу он отдавал силы на протяжении многих лет. Впоследствии ежемесячник Вуковича стал органом шахматного союза СФРЮ, а после распада страны – органом шахматного союза Хорватии, выходит «Шаховски гласник» и по сей день.

 

Вукович был не только передовым шахматным журналистом своего времени, но и ведущим шахматным литератором. В его активе примерно десяток фундаментальных трудов на самые разные темы: руководство для начинающих (Uvodu šah, Zagreb, 1947), добросовестная работа по теории дебютов (Suvremena teorija otvorenja, kn. 1-2, Zagreb, 1947) – югославский аналог «Курса дебютов» Панова, двухтомник, освещающий творчество чемпионов мира (Od Stejnitza do Botvinika, kn. 1-2, Zagreb, 1949-50), но наибольший интерес представляют его работы, посвящённые специальным темам: «Развитие шахматных идей» (1928), «Школа комбинирования» (1951), «Искусство атаки в шахматах» (Umijece šahovskog napada, Zagreb, 1959) и «Шахматная жертва» (1964).

Книги Вуковича переведены на многие языки, некоторые стали классикой.

 

В 50-е годы Вукович получил звания международного мастера и международного арбитра.

Скончался Владимир Вукович в своём родном городе Загребе 18 ноября 1975 года.

 

Влияние, которое оказала (а на новых читателей продолжает оказывать до сих пор!) его главная работа на шахматистов Запада, трудно переоценить. Практически любая книга на английском языке, затрагивающая вопросы атаки в шахматах, с тех пор не обходится без упоминания и даже цитирования этого шедевра. Если не верите, посмотрите последние работы Якоба Огора и Зенона Франко, посвящённые искусству шахматной атаки. Едины в оценке нетленного труда Вуковича не только специалисты, но и обычные любители шахмат. В Интернете можно найти множество хвалебных, даже восторженных отзывов простых читателей об этой книге. И профессионалы, и любители особенно отмечают следующие положительные черты «Искусства атаки в шахматах»: отличная организация материала и исчерпывающая глубина раскрытия заявленных тем. Кое-кого эта книга даже заставила полностью поменять взгляд на шахматы: чисто позиционные игроки, совсем не умевшие атаковать, благодаря ей превращались в убеждённых приверженцев атакующего стиля.

Пусть достоинства этой книги станут вашими достоинствами в игре.

Переводчик книги Сергей Худяков

Содержание

 

Условные обозначения                                                                                                            4

Предисловие Джона Нанна                                                                                                      5

Введение                                                                                                                                6

1                 Атака на короля, не успевшего рокировать                                                                  14

2                 Атака на короля, потерявшего право на рокировку                                                       28

3                 О рокировке и атаке на позицию рокировки в целом                                                     51

4                 Матовые модели                                                                                                          66

5                 Целевые поля                                                                                                              80

6                 Классическая жертва слона                                                                                         121

7                 Горизонтали, вертикали и диагонали в атаке на позицию рокировки                             142

8                 Фигуры и пешки в атаке на позицию рокировки                                                            183

9                 Атака на позицию короткой рокировки с фианкетто и на позицию  длинной рокировки  231

 10                    Защита от атаки на позицию рокировки                                                                       247

11                    Фазы атаки на позицию рокировки                                                                                293

12                    Атака на короля - неотъемлемая часть шахматной игры                                                 334

Указатель игроков                                                                                                                   350

Указатель дебютов                                                                                                                  352


Предисловие Джона Нанна

Атака неприятельского короля – одна из самых захватывающих областей  в шахматах, но одновременно и одна  из труднейших, поскольку в атаке требуется играть особенно точно. В практике каждого шахматиста были партии, в которых он имел многообещающую атаку, но она ни к чему не привела, тогда как последовавшее далее контрнаступление соперника смело всё на своём пути. Превосходная работа Владимира Вуковича «Искусство атаки в шахматах» заставит читателя поразмышлять на данную тему, его книга - это попытка объяснить, почему одни атаки заканчиваются успешно, а другим не удаётся достичь своей цели. Сам автор отмечает, что не всё в шахматах можно объяснить с помощью набора правил, но общие принципы, которые он устанавливает в своём труде, несомненно, помогут вам определить, когда следует начинать атаку и каким образом обеспечить ей максимальные шансы на успех.

Обычно, когда в нашем издательстве выходит новое издание ставшей уже классикой книги (речь идёт об английском издательстве Everyman Chess – прим. переводчика), в предисловии я посвящаю несколько строк тому, как готовилось это издание и какие в нём были произведены изменения по сравнению со старым. Во-первых, был выполнен перевод текста партий в алгебраическую нотацию (в первом издании 1963 года нотация была описательнойприм. переводчика). Кроме того, добавлено 128 диаграмм, а в ряде случаев (там, где это представлялось целесообразным) тексты анализируемых партий даны до самого конца (например, вместо фразы «и белые выиграли через десять ходов» приводится окончание партии). Я также слегка подредактировал несколько тяжеловесный язык первого издания и привёл указанные в партиях варианты в соответствие с современной практикой. Указатель в первом издании включал только полные партии, мы же ввели туда ещё и фрагменты партий. В двух партиях (Алехин – Асталош и Алехин – Кмох) порядок ходов был изменён в соответствии с текстом этих поединков в турнирных сборниках.

  

В книге вы также найдёте большое количество примечаний, вносящих поправки в анализ партий, они размещены внизу страницы. Надеюсь, из-за множества поправок у читателя не сложится мнение, будто анализы Вуковича были неосновательными – это, разумеется, не так. Многие авторы цитируют комментарии знаменитых игроков, не особенно задумываясь об их правильности, Вукович же все позиции анализировал сам и довольно тщательно. Достаточно часто это приводило к поразительным результатам: например, в известной партии Алехин – Ботвинник (Ноттингем 1936) он обнаружил изъян, не замеченный многими комментаторами, которые просто приняли версию событий, изложенную Алехиным в турнирном сборнике. Высокий процент оригинальных анализов неизбежно влечёт за собой риск большого количества отдельных ошибок, но лично я всегда предпочту оригинальный комментарий слепому цитированию первоисточника. Как бы то ни было, для практического игрока наибольшую ценность представляют выведенные Вуковичем общие принципы игры в атаке, в высоком же качестве его работы не может быть никакого сомнения.

Введение

 

         Действие – основа основ, из них состоит  шахматная партия, а любое действие, которое содержит угрозу – т.е. атаку в самом широком смысле этого слова – является значительным событием в партии. Стороннему наблюдателю шахматная партия представляется, главным образом, противостоянием двух игроков. Конечной целью каждого из них является мат королю противника, а действия, направленные на достижение этой цели, будь они прямые или косвенные, называются атакой (в более узком смысле слова) или матовой атакой, которая и является предметом изучения в данной книге.

Начиная с глубокой древности и до наших дней, атака на всех стадиях развития игры была важнейшей составляющей и центральным элементом шахмат. Более того, можно сказать, что реформы, происходившие в правилах игры, всегда были направлены на увеличение возможностей в атаке.

Важнейшая реформа случилась примерно в 1485 году, она и привела к появлению современных европейских шахмат. Именно ей мы больше всего обязаны возникновением новых возможностей в атаке, эта же реформа знаменовала собой период бурного развития шахматной техники. В течение трёх столетий атака превалировала над защитой в творчестве великих игроков, а мастерство в то время ассоциировалось с умением вести атакующие действия. Только во времена Филидора появляются первые позиционные идеи, а с ними и более зрелая стратегия игры в обороне; веком позже, благодаря гению Стейница, правильная игра в защите станет законом.

В классическую эпоху – от Морфи до Стейница и далее к Ласкеру – ценность атаки постепенно уменьшалась, так как с ростом позиционного понимания игры совершенствовалась и техника оборонительных действий. Однако, затем последовал новый период, в котором Капабланка, и особенно Алехин, совершенствовали как раз технику атаки, прежде всего, разрабатывая наступление на рокированного короля, базировавшееся на точной позиционной игре. В творчестве Алехина агрессивно-динамичный стиль игры достиг своего наивысшего развития; в следующий же период вновь наблюдается движение в другую сторону, большинство шахматистов отказываются от рискованных прямых атак, предпочитая искать альтернативные пути к победе.  Главная причиной этого явилась не столько уязвимость атакующего стиля, сколько тот простой факт, что в условиях современных турниров гораздо выгоднее заниматься изучением начал, что и стало всеобщей модой. Современная теория дебютов выросла из детального развития идей Нимцовича о центральных полях. В этой области по-прежнему существует множество белых пятен (текст был написан в начале 60-х годов – прим. переводчика), что даёт большие возможности для нововведений. В результате, лучшие мастера игры предпочитают интенсивные занятия дебютной подготовкой, проповедуя стиль, девизом которого является «безопасность прежде всего». Когда источник дебютных инноваций станет иссякать, проблема атаки вновь выйдет на первый план. Возможно, это время придёт, как только принципы, на которых строил свои атаки Алехин, будут полностью поняты, а идеи, которые в случае Алехина являлись лишь проявлением его гения, примут более доступный вид и станут просто атакующими приёмами. Впрочем, данные вопросы удобнее будет обсудить уже в конце книги. Сейчас же вполне достаточно будет просто указать, что существует весьма многочисленная группа шахматистов, которых, с одной стороны, нельзя уже назвать начинающими, но, с другой, нельзя признать и настоящими мастерами, добывающими массу очков в турнирах, но эти игроки ставят себе целью в первую очередь получать эстетическое наслаждение от игры. Для таких шахматистов атакующая игра намного привлекательнее чисто позиционного, техничного стиля, и они всегда будут стремиться к атаке, невзирая на риск, поскольку их совсем не интересует, будут ли их бурные поединки занесены в теоретические руководства. Так почему бы таким игрокам не познакомиться с общими принципами игры в атаке? Почему бы им не усовершенствовать свой стиль игры?

 

Различные виды атак

Уже упоминалось, что мы будем рассматривать атаку в узком смысле этого слова, т.е. создание прямых или косвенных угроз королю противника. Атаки такого рода можно разделить на несколько следующих категорий.

1) Атака на короля не главное действие, она является лишь вспомогательной возможностью; в игре используется та или иная угроза, или же атака возможна в каком-то одном варианте.

В качестве примера рассмотрим следующее положение:

Здесь белые делают нормальный позиционный ход 1.d4, который, совершенно очевидно, сам по себе не направлен на атаку чёрного короля; но в одном варианте он всё же немного связан с такой атакой. Если чёрные сыграют небрежно, к примеру, ответят 1...Сb7?, то последует 2.dxc5, и чёрные теряют пешку, так как на 2...Кxc5? у белых есть 3.Фd4, нападая на коня и одновременно угрожая матом на g7.

2) Действия игрока действительно направлены на прямую атаку короля, однако противник может предотвратить её, заплатив определённую цену, например, отдав материал или согласившись на какое-то ухудшение позиции.

К этой очень широкой категории относится, на самом деле, подавляющее большинство атак. Простым примером может служить такая позиция:

Белые играют 1.Кg5, приступая к атаке пункта h7. У чёрных есть три возможных ответа: 1...g6, 1...Кf6 и 1...Кf8. Если 1...g6, то 2.Ке4 с угрозой Кd6, выигрывая темп; главный же план белых будет заключаться в дальнейшей атаке ослабленных чёрных полей вблизи короля, появившихся в результате хода g7-g6.

Если 1...Кf6, белые, без сомнения, будут продолжать атаку, например, путём 2.Сf4 с идеей Сe5. В случае же 1...Кf8  прямая атакующая игра малоперспективна, и белым придётся довольствоваться позиционными мерами, сыграв 2.Ке4. В этом случае чёрные не могут помешать ходу 3.Кc5, после чего конь займёт сильную позицию, а чёрный слон на b7 будет расположен очень плохо.

3) Игрок ведёт бескомпромиссную атаку, целью которой является прямой мат, он может отдать весьма значительное количество материала, если уверен, что в конечном итоге он сумеет этот мат объявить.

Это третья и самая высокая степень атаки.

 Можно выделить различные категории атак и по другому признаку: с учётом того, была ли сделана рокировка. В таком случае мы получаем:

1)                Атака до рокировки, т.е. на короля, который ещё не рокировал, и

2)                Атака на рокировавшего короля.

Атаки можно также разделять по типу так называемой матовой модели; по целевым полям; по основному набору фигур, использованию вертикалей, горизонталей или диагоналей; по основной жертве; наконец, по стадии, которой достигла атака. Все эти деления, исходящие из пространственных, материальных и временных аспектов атаки, помогут нам организовать материал таким образом, чтобы явственно показать роль, которую играет каждый фактор. 

 

Общая модель мата

 

Чтобы достичь мата, необходимо отнять у короля девять полей, если он находится на середине доски, шесть полей, если он на краю доски, или четыре поля, когда он расположен в углу. Ряд этих полей может быть заблокирован защищающими короля фигурами, а вот остальные должны быть атакованы фигурами и пешками нападающей стороны. Если все окружающие короля поля отобраны – одни заблокированы, другие контролируются фигурами противника – и если поле, на котором находится король, также атаковано и нет никакой возможности защиты от этой атаки, то король заматован. Это известно всем, и может показаться довольно банальным начинать книгу с общей модели или анатомии мата; однако, дело в том, что ряд элементарных правил можно будет сформулировать только на такой основе.

В следующей позиции чёрные при своём ходе не могут избежать мата, который последует одним из 4 различных способов.

Угрожает 2.Сg7# (первая матовая модель). Если чёрные играют 1...Крf6, то следует 2.Сg7# (вторая матовая модель); ход конём допускает 2.Фe6# (третья матовая модель); наконец, если 1...gxf5, получаем 2.Сg7+ Кре4 3.Фxd4# (четвёртая матовая модель).

Финальная или матовая позиция называется матовая модель, и этот термин особенно полезен, когда такую конструкцию стоит запомнить.  Матовая модель может быть типичной (т.е. такой, которая встречается часто) либо нетипичной. Мы называем мат (или матовую модель) чистым, если ни одно из отнятых у короля полей не атаковано двумя или более боевыми единицами. Таким образом, 1...Кe2 2.Фе6 – это чистый мат, а 1…Крf6 2.Сg7 нет, хотя он мог бы быть таковым, если убрать с доски слона f5. Чистота мата ценится в шахматных задачах, для практической же игры это не имеет никакого значения.

В матовых конструкциях (моделях), которые мы рассмотрели, ряд полей, куда мог бы отступить чёрный король, был заблокирован собственными фигурами, остальные обстреливались силами нападения. Вместе эти факторы составляют матовую сеть. 

 

Поле матования и целевое поле

 

Поле матования – это пункт, на котором стоит король, когда получает мат, а матовое целевое поле – это пункт, с которого вражеская фигура (только не король, конь или пешка) матует короля, непосредственно с ним соприкасаясь. Таким образом, на приведённой выше диаграмме после 1...Кe2 целевым полем будет пункт e6, так как именно с него ферзь ставит мат, становясь вплотную к королю. Точно также, после 1...gxf5 2.Сg7+ Кре4 ферзь объявляет мат в упор с поля d4, следовательно, в данном случае это целевое поле. Однако, если чёрные играют, например, 1...Сc3 и следует ответ 2.Сg7#, то слон атакует короля уже с некоторого расстояния, и здесь термин «целевое поле» не подходит.

Чтобы ваша атака имела больше шансов на успех, полезно познакомиться с возможными матовыми конструкциями, тогда вы сможете как следует подготовить матовую сеть и сосредоточить свои усилия на целевых полях. В связи с этим во многих случаях бывает важно расчистить целевое поле, то есть лишить фигуры противника возможности контролировать пункт, который может быть удобен как целевое поле.

Следующая диаграмма демонстрирует, как это делается на практике:

Ход белых, и они совершенно правильно замечают, что пункт d4 потенциально является матовым целевым полем для ферзя, однако, оно в данный момент контролируется и конём, и слоном чёрных. Поэтому белые расчищают целевое поле d4 следующим образом:

1.Лxe2 (уничтожая коня) 1...dxe2 (если 1...Крd5, то 2.f4#; если 1...Фс1, то 2.Фd4#, а на 1...f4 следует 2.Фd4+ Крf5 3.Фf6#) 2.f4+ (вынуждая слона снять контроль с пункта d4) 2...Сxf4 3.Фd4#.

 

Читатели могут возразить, что показанные здесь модели матовых атак слишком очевидны, даже банальны, и о них не стоило даже упоминать. Я же полагаю, что всегда полезно лишний раз продемонстрировать такого рода простое знание, так как на самом деле большое количество ошибок происходит именно в этой области. Вот примеры ситуаций, когда допускаются ошибки, связанные с простыми матовыми конструкциями.

                Атакующий не осознаёт, что не может воспрепятствовать бегству короля либо не в состоянии соорудить матовую сеть, он продолжает резко играть на мат. Такое развитие событий, естественно, не может привести к желанному результату - мату, максимум, чего можно ожидать, это вечный шах.

                Атакующий ведёт игру, опираясь на знание основных матовых конструкций, но при этом упускает возможность в одном из вариантов построить «нетипичную» матовую модель.

                Игрок видит все возможные матовые конструкции на базе одного целевого поля, но упускает из виду, что все они станут невозможны после какого-нибудь хода королём, тогда нужны будут новые матовые модели, которые заранее не были подготовлены.

                Игрок ведёт игру, полагаясь на действия, направленные в сторону конкретного целевого поля, но не понимает, что не сможет обеспечить его захват либо даже не сумеет просто «очистить» его от контроля фигур противника. Ошибки в выборе целевого поля можно обнаружить даже в партиях мастеров.

Поэтому полезно ознакомиться с общей моделью и структурой мата; менее опытным игрокам особенно рекомендуется изучать партии, обращая главное внимание на то, были ли сделаны ошибки с точки зрения модели, и если были, то где именно. 

 

Искусство матовой атаки

 

Теперь мы должны провести более чёткое разграничение задач и поставить ряд вопросов, которые вытекают из общей концепции матовой атаки и которые в то же время затрагивают самые трудные на сегодняшний день области шахматного искусства.

Как матовая атака соотносится с другими операциями, которые имеют место в шахматной партии?

Насколько матовая атака зависит от сложившейся на доске ситуации, а насколько от мастерства ведущего атаку игрока?

В чём конкретно заключается риск, связанный с проведением матовой атаки?

Какие моменты, связанные с проведением матовой атаки, до сих пор не вполне ясны для современного шахматиста?

Связь между поставленными вопросами легко прослеживается, несмотря на то, что заданы они были по отдельности. Дать же ответ отдельно на каждый вопрос невозможно, необходимо попытаться ответить на них в совокупности.

Мат – это конечная цель, достижение, венчающее поединок, а матовая атака – это завершающая операция по отношению ко всем остальным, которые являются всего лишь вспомогательными. Следовательно, матовая атака требует больше предварительных условий, чем другие операции. Для успеха матовой атаки должен присутствовать определённый набор предпосылок, а они - соответствовать требованию значительного превосходства атакующей стороны. В том случае, когда на стороне атакующего подавляющий перевес в силах, большие познания и способности необязательны, но если его превосходство ограничивается лишь тем, что имеется возможность осуществить правильную атаку, то при проведении такой атаки требуется ещё и максимально проявить своё мастерство. Романтики знали мало, но они имели большую веру в собственные силы; первый же небольшой прирост знаний привёл к тому, что их стиль сошёл с исторической дистанции. Новая формула, действующая и сегодня, такова: осуществлять серию предварительных операций, добиваясь мелких преимуществ, и тогда вы достигнете перспективной позиции, в которой будет легче провести матовую атаку.  Однако, следствием такого подхода стало сужение набора атакующих возможностей, да и мастера стали всё больше и больше смотреть на атаку как на ненужный риск. По-прежнему неясно, какие минимальные предпосылки (или, другими словами, какого рода преимущество) необходимы для матовой атаки. Кстати, это может быть связано с определением исключительно важного момента в партии, вернуться к которому уже не получится. Другой, до сих пор не разрешённый вопрос – это умение игрока трезво взвесить обязательства, которые он берёт на себя, когда готовит атаку. Порядок избранных им подготовительных ходов чрезвычайно важен. Единственная действительно простая вещь здесь – это сам принцип: ходы, которые не влекут за собой больших обязательств, следует делать раньше тех, что связаны с неотвратной необходимостью атаковать. Применение этого принципа на практике, однако, требует большого умения, которое встречается очень редко – полностью им, кроме Капабланки и Алехина, овладели лишь несколько игроков.

Ещё несколько слов следует сказать о виде преимущества, которое необходимо получить, прежде чем предпринимать матовую атаку. Нас интересует случай, когда перевес не материальный, а определяется временем и позицией. Атакующий, как правило, сильнее на том участке доски, где происходит атака, просто ввиду количественного превосходства своих сил, но это преобладание должно быть значительным. Даже простая матовая конструкция с ферзём, объявляющим мат с целевого поля, требует, как минимум наличия ещё одной фигуры, контролирующей данное целевое поле. Таким образом, даже против одинокого короля необходимо преимущество в две фигуры. Для подключения этих и других, необходимых для атаки фигур, нужно также обладать преимуществом во времени, то есть, иметь возможность осуществить серию атакующих ходов, пока соперник ещё не в состоянии организовать прямую защиту или достаточно сильную контригру. Такого рода преимущество во времени обычно основано на позиционном перевесе атакующей стороны, т.е. на относительно недостаточной подвижности фигур противника для организации обороны. Атакующий часто не имеет огромного превосходства в начале атаки, но может добиться такового позднее вследствие малоподвижности сил обороны или благодаря специфической атакующей комбинации. Умение почувствовать верный момент для начала атаки, на самом деле, складывается из правильной оценки возможностей такого рода.

 

Все затронутые вопросы призваны показать, что правильное начало атаки – это главная трудность, именно она заставила отказаться от атакующего стиля огромное количество мастеров древней игры. Они предпочитают добиваться успеха через позиционную игру и технику, тогда, полагают они, в случае неудачного решения можно свести партию к ничьей; нередко именно так и происходит. И всё же, если пренебрегать развитием искусства атаки, если проходить мимо подвернувшихся великолепных возможностей атаковать, как тогда мы собираемся добиваться побед, когда техника одного игрока уравновесится техникой другого игрока? Без более глубокого исследования искусства игры в атаке не может быть дальнейшего совершенствования в шахматах. Атака – неотъемлемая составляющая шахматной партии; она словно  маленький уголёк, который тлеет в каждой партии, но только тот игрок, который знает, как его оживить, как раздуть из него большое пламя в нужный момент, достиг высот подлинного мастерства. Эмануил Ласкер как-то заметил, что если имеется хотя бы малейшая возможность атаковать, то совершенно необходимо её использовать, так как в противном случае преимущество испарится.

Написание испанского оригинала проходило практически одновременно с переводом на русский язык - в 2012 году. Автор создавал главу (задание) и тут же пересылал мне для передачи на русский. Однако, испанский оригинал вышел ещё в 2013 году, а русское издание – только в феврале 2015 г.

 

 Предисловие Альфонсо Ромеро

Перед вами второй том Практикума по стратегии шахмат. На этот раз, в отличие от первого тома, авторы сосредоточились на открытых позициях.

В предисловии к первому тому уже говорилось, что главной идеей данного двухтомника задач по стратегии является создать материал, который мог бы быть весьма полезен для шахматиста среднего уровня. Отбор упражнений был нелёгким делом, так как мы стремились к тому, чтобы, прежде всего, преобладало усвоение понятий (концепций), и чтобы читатель, помимо самой тренировки, наиболее естественным образом накапливал знания, которые пригодятся ему при решении практических задач в его собственных партиях.

Каждое задание содержит 2, 3 или даже 4 теоретически возможных решения, предложенных авторами. Ясно, что одно из них всегда будет главным, а остальные должны выглядеть достаточно естественными и логичными, получая разное количество очков. Но ясно и то, что сила главного продолжения иногда почти не отличается от второго по силе хода, поэтому он также может иметь очень хорошую оценку. Эти три или четыре решения позволяют получить по возможности наиболее объективную оценку положения, одновременно стимулируя соревновательный процесс в голове самого шахматиста.

Мы чётко отделили второе по силе решение от третьего, чтобы это не сильно сказывалось на наборе очков, , так что если общая концепция правильна, будет набрано достаточно много баллов, даже если имеются тактические просчёты.

В разделе решений авторы постарались объяснить причины правильного, по их мнению, выбора, и определили стратегическую тему каждого задания. Это сделано для того, чтобы у читателя закреплялся полученный опыт и тематические знания, одновременно с тренировкой умения справляться с ключевыми проблемами в конкретной партии. Решение неизменно сопровождается полным текстом партии-примера с её исчерпывающими комментариями, каждая такая партия является главным уроком по предложенной стратегической теме, доказывая самим ходом борьбы в ней, почему именно данное решение было признано наилучшим. Таким образом, партия становится для читателя не только хорошим примером из практики высококлассных игроков, но и своеобразным курсом по шахматной стратегии. В ряде случаев мы добавили к главной партии один-два дополнительных примера, которые помогут изучающему лучше понять суть типовой задачи или даже разыгранного дебюта

Данная работа нетипична для рынка шахматной литературы, но именно поэтому нам кажется, что она станет одной из самых востребованных всеми любителями шахмат, жаждущими быстро познать эту игру. За короткий срок можно будет измерить свои успехи, а благодаря системе оценок даже определить свои способности по игре в определённых позициях миттельшпиля. Таким образом, можно будет установить свои слабые места и сосредоточиться на них в будущем.

Большинство выбранных нами партий были сыграны величайшими стратегами всех времён, поэтому для нахождения определённого решения в конкретной позиции необходимо настроить своё шахматное мышление таким образом, чтобы постараться глубже, чем вы обычно привыкли, проникнуть в положение.

Добавим, что внутри каждого дебюта мы расположили задания по мере возрастания их трудности. А вот стратегические темы в самих заданиях не указаны и не сгруппированы вместе, ведь это значительно облегчило бы читателю принятие решений.

Мы надеемся, что вы получите удовольствие от этой книги и её необычного замысла. Хочется, чтобы она стала своего рода инструментом для обучения игре в определённых позициях миттельшпиля.

 

Задание 1 [C04]

 

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Кd2 Кc6

В варианте Тарраша чаще применяются системы 3...Кf6 4.e5 Кfd7 5.Сd3 (или 5.f4 c5 6.c3 Кc6 7.Кdf3) 5...c5 6.c3 Кc6 7.Кe2 cxd4 8.cxd4 f6 и 3...c5 4.exd5 exd5 (или 4...Фxd5 5.Кgf3 cxd4 6.Сc4 Фd6) 5.Кgf3.

4.Кgf3 Кf6 5.e5 Кd7 6.Сb5

Одна из множества идей белых в этой системе. 

6...a6 7.Сxc6 bxc6 8.c4?!

Несколько сомнительное продолжение, больше отвечает духу позиции (и рекомендуется теорией) 8.Кb3.

8...dxc4! 9.Фa4

Если 9.Кxc4 Кb6 10.Кxb6 (или 10.Фc2 Кxc4 11.Фxc4 Фd5 12.Фc2 c5!, и у чёрных лучшее положение (Лупулеску – Рязанцев, Хенгело 2005)) 10...cxb6 11.0–0 Сe7 12.Сe3 0–0 13.Кd2 Фd5! с небольшим преимуществом чёрных в партии Глигорич – Сабо (межзональный турнир 1948).

9...Кb6!

Правильно оценив позицию, чёрные решают сохранить пешку c4,  а отдать на c6. Теперь их белопольный слон приобретает огромную силу.

10.Фxc6+ Сd7 11.Фe4 Сb5!?

Препятствуя рокировке белых ввиду удара с4-c3.

12.Кb1 Фd5! 13.Фe3

После 13.Фxd5 Кxd5 14.Кc3 Кxc3 (14...Кb4!?) 15.bxc3 у чёрных заметный позиционный перевес.

13...Кa4!

Обеспечивая отличную позицию своему ферзю на d5. Как показывает дальнейшее течение поединка, чёрные доминируют по белым полям, создавая сильное давление по большой диагонали благодаря батарее С+Ф.

14.Кc3 Кxc3 15.bxc3 Сc6! 16.0–0

Если 16.Лb1, то 16...Фe4!.

16...Лb8 17.Лe1 Сe7 18.h4

 



Как уже было сказано выше, в данной позиции у чёрных перевес благодаря полной доминации по белым полям, решающую роль в этом играет расположенная на большой диагонали батарея С+Ф. Однако, позиция белых выглядит крепкой. Возник один из тех критических моментов в партии, когда есть явный позиционный перевес, но нужно ещё найти путь, ведущий к увеличению преимущества или его какой-либо выгодной трансформации.

 

Ход чёрных. Выберите одну из следующих возможностей:

 

A: 18...0-0. Рокировать, затем сыграть Лb6 и Лfb8, создавая давление по вертикали "b".

B: Сыграть 18…h5, затем Лh6-g6, сочетая давление по большой диагонали с нажимом ладьи по линии "g".

C: Сразу сыграть 18…g5, и в случае h4xg5 - Лg8 с последующим взятием на g5 ладьёй или слоном, вновь сочетая давление по большой диагонали и атаку ладьёй по вертикали "g".

D: Сыграть 18…h6 с идеей g7-g5-g4.

 

Решения

Задание 1

Уровень сложности 4

Темы: Игра по большой диагонали, Вскрытие линий в направлении рокировки

 

Агзамов – Косиков, Оренбург 1971

Французская защита C04

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Кd2 Кc6 4.Кgf3 Кf6 5.e5 Кd7 6.Сb5 a6 7.Сxc6 bxc6 8.c4 dxc4 9.Фa4 Кb6 10.Фxc6+ Сd7 11.Фe4 Сb5 12.Кb1 Фd5! 13.Фe3 Кa4 14.Кc3 Кxc3 15.bxc3 Сc6! 16.0–0 Лb8 17.Лe1 Сe7 18.h4 h5!

 



Также очень хороша идея, приведённая в варианте C: 18...g5! 19.hxg5 Лg8 20.Фe2 (некоторые комментаторы предлагали 20.Крf1, и в случае 20...Лxg5 21.Кxg5? (компьютерные программы дают 21.Сa3!?, но здесь у чёрных атака после 21...Лg4 22.Сxe7 Крxe7 и Лbe8) 21...Фxg2+ 22.Крe2, однако чёрные получают большое преимущество путём 22...Сxg5!, и белый король не может убежать - 23.Фxg5 Фf3+ 24.Крd2 Фd3#) 20...h6!. За этот вариант даём 5 очков.

 

Не получает баллов вариант D - 18...h6: хотя игру действительно нужно вести на королевском фланге, форма выбрана неправильно, она позволяет белым путём 19.h5! зафиксировать позицию на этом участке доски.

Не годится и спокойный план, изложенный в варианте A: 18...0–0 19.h5! h6 (иначе белые сами сыграют h5-h6) 20.Фf4! и далее Фg4-Лe3-Кe1–Лg3, здесь у белых отличное положение. Поэтому за вариант A очков не присуждается.

 

19.Фe2

Угрожало Лh6-g6.

19...g5! 20.Сxg5 Сxg5 21.hxg5 h4!

Вот в чём заключалась главная идея. Грозит h4-h3. Если вы в своих расчётах добрались до этой позиции и решили выбрать вариант B, то получаете 5 очков.

22.Лeb1 Лb6! 23.Лxb6 cxb6 24.Кe1 h3!

 



Кульминация плана, начатого ходом 18...h5.

25.Фf3 hxg2!

Просто и эффективно, чёрные не опасаются размена ферзей. Ошибкой было бы 25...Фb5? из-за 26.Фf6 с угрозой g5-g6, и положение запутывается.

26.Фxd5 Сxd5 27.Кxg2 Лh3!

 



После этого хода белым не спастись.

28.Лc1 b5

Белые сдались ввиду варианта 29.f4 (или 29.Лc2 Крd7 30.Лc1 Крc6 31.Лc2 a5 и b5-b4) 29...Лg3 30.Лc2 b4 31.cxb4 Лxg2+ 32.Лxg2 Сxg2 33.Крxg2 c3. 0–1

 

Вариант A: 0 очков

Вариант B: 5 очков

Вариант C: 5 очков

Вариант D: 0 очков   

Весьма оригинальный учебник шахматной игры для начинающих, который, я надеюсь, мне удалось достаточно удачно перевести на русский язык. Если статистика не врёт, Морис Эшли был первым так называемым «афро-американцем», получившим звание международного гроссмейстера по шахматам. Он создал довольно оригинальные учебные базы в формате Chessbase, и занимается активной организаторской деятельностью на шахматной ниве в США. Во многом благодаря именно ему в последнее время шахматная жизнь в Соединённых штатах заметно оживилась. Над  переводом книги я работал осенью 2010 г.

Работа Эшли была издана лишь летом 2016 года.

 

Здесь вы имеете возможность познакомиться с Содержанием, Введением и началом 4-й Главы.

 

Содержание

Условные обозначения

Введение

 

Часть 1: Базовые умения

 

Глава 1 - Охотники на шахматной доске

Дальнобойные фигуры

    Ферзь

    Ладья

    Слон

Фигуры ближнего действия

    Конь

    Король

    Пешка

Упражнения

 

Глава 2 - Искусство развёртывания сил

Свобода или Смерть

Рассказ о Двух Положениях

Упражнения

 

Глава 3 - Порхать как бабочка

Упражнение «Минные поля»

Шахматные поддавки

Упражнения

 

Глава 4 - Деньги и разум

Лишний материал и Без материала

Таблица ценности фигур

Сказка про Золушку

Командный состав

Упражнения

 

Глава 5 - Уолл-стрит

Равноценные размены

Неравноценные размены

Правильный порядок ходов при взятии

Упражнения

 

Глава 6 - Безопасность собственных владений

Метод ВОПП в защите

    Взятие

    Отступление

    Прикрытие

    Поддержка

Упражнения

 

Глава 7 - Цареубийство

Медвежья хватка

Мат ферзём с соседней клетки по диагонали

Мат по последней горизонтали

Упражнения

 

Часть 2: Пять легендарных партий: как умения применяются  на практике

 

Пол Морфи – герцог Брауншвейгский и граф Изуар (Париж 1858)

Вильгельм Стейниц – Курт фон Барделебен (Гастингс 1895)

Михаил Ботвинник – Милан Видмар (Ноттингем 1936)

Дональд Бирн – Роберт Фишер (Нью-Йорк 1956)

Бент Ларсен – Борис Спасский (Белград 1970)

 

Решения упражнений

 

Глоссарий

Указатель партий

 

 

Посвящается моим матери и бабушке, 

                                                                   которые научили меня самым важным умениям в жизни

 

Введение

 

Когда меня попросили написать книгу для начинающих, я сначала испытывал некоторые затруднения. Мне казалось, что я не смогу добавить ничего нового к огромному количеству уже существующих неплохих учебников. А просто поставить своё имя (указав рядом гроссмейстерское звание) на обложку с поданным несколько иначе, но известным всем материалом представлялось мне скучным делом и не очень честным поступком. Прошло довольно много времени, прежде чем мне пришли в голову идеи, изложенные в данной книге, да и то я долго убеждал себя, что их стоит переносить на бумагу. Не могу сказать, что материал у меня полностью оригинальный, но вот подход к обучению действительно уникальный. Просто потому, что я исходил из своего собственного опыта, из того, как я обучаю шахматам, как я говорю о шахматах, как я думаю. На страницах этой книги вы встретите также свидетельства моего неравнодушного отношения к спорту, любви к рассказыванию историй и занятиям педагогикой.

Однако, наиболее отчётливо в ней проявляется моя любовь к шахматам. Работа над книгой для начинающих заставила меня внимательнее отнестись к различным мелким деталям игры. Я даже сделал для себя несколько приятных открытий. Друзья смотрели на меня с изумлением, когда я восторженно расписывал им, как только что установил, что король может напасть на слона только с одного поля. Я почти слышал, как они говорят про себя: «Морис, ты же гроссмейстер. У тебя наверняка найдётся какой-нибудь сложный дебютный вариант, который нужно изучить».

Да, может быть. Но в шахматах очень важно быть внимательным к мелочам, и гроссмейстеры не просто запоминают увиденное, но и  искусно применяют то, что видели, в собственных партиях. Сотни, если не тысячи самых обычных идей в итоге складываются у них в голове в общее понимание игры, развивая шахматную интуицию. Сложные ходы и идеи возникают из глубокого восприятия простых вещей. Недаром великий кубинский шахматист Хосе Рауль Капабланка, который сам играл с поразительной лёгкостью, настаивал на том, что сначала нужно изучать окончания. Перестаньте заучивать дебюты, убеждал он, ибо они очень быстро выходят из моды. А вот присущие фигурам свойства не изменятся, пока шахматы существуют в том виде, какой они имеют сейчас.

Лежащая перед вами книга – учебник по тактике, от самых основ до сложных случаев. Первая часть посвящена основополагающим умениям,  которыми должен овладеть любой шахматист. Анализ каждой из приведённых здесь позиций способствует приобретению универсальных игровых навыков. Убедитесь, что вы полностью понимаете смысл каждой диаграммы, прежде чем переходить к следующей. И когда вы изучите всё, я надеюсь, что вы заново проштудируете пройденный материал. Поверьте мне, повторять основы очень важно. Со временем вы начнёте замечать, что дебри тактических приёмов становятся всё понятнее.

Во второй части книги приведены пять знаменитых партий. Помимо эстетического воздействия, данные поединки должны научить вас применять на практике основополагающие умения, изученные в первой части учебника. И неважно, что они были сыграны довольно давно. Настоящие произведения искусства, такие, как Мона Лиза или Венера Милосская, неподвластны времени.

Перед началом нового путешествия всегда возникает чувство волнения и ожидание ярких впечатлений. Надеюсь, что именно поэтому вы решили заняться шахматами и взяли в руки мою книгу. Желаю вам не обмануться в своих ожиданиях и открыть дверь в чудесный мир, в котором я оказываюсь каждый раз, когда сажусь за шахматную доску. Больше всего меня обрадует, если эта книга станет вашим проводником в удивительную страну под названием шахматы.

 

Глава 4

Деньги и Разум

 

Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

                                                                                Евангелие от Марка, глава VIII, ст. 36

 

Умение четвёртое:

Правильно пользоваться таблицей ценности фигур

 

Всем известно, что «деньги заставляют мир вертеться». Они оказывают влияние на нашу каждодневную жизнь. Они разделяют богатых и бедных. Если у вас много денег, вы можете думать о других вещах. Если же у вас их недостаточно, ни о чём другом вы думать уже не в состоянии. Деньги позволяют вам покупать продукты, одежду, книги (!), машины, телевизоры. Люди проводят почти все свои дни на работе, стремясь добыть больше денег и потратить их, а затем снова работают, чтобы заработать ещё больше. Кое-кто считает, что деньги – наиболее точная мера индивидуального успеха.

Однако, это не совсем так. Больше того, из-за причуд международного обмена валютами и неумолимой и чудовищной инфляции деньги даже не являются точной мерой самих себя. Посмотрите на фондовые рынки и вы обнаружите такие же постоянные колебания в любом виде капиталовложений, будь то государственные ценные бумаги, облигации, иностранные валюты или ещё что-то. Крупнейшие фондовые биржи мира (нью-йоркская, лондонская, парижская и токийская) неустанно следят за компаниями, оценивая их успешность или неуспешность, и в соответствии с этим устанавливают их выгодность для вложений капитала. Деньги - точная мера вещей? Как бы не так!

Шахматисты, которые подобным же образом пытаются установить точную стоимость шахматных фигур, имеют несколько больше оснований добиться успеха, так как могут исходить из набора качеств каждой фигуры. Тем не менее, случается, что даже самые умные игроки ленятся заниматься точным сравнением достоинств и недостатков фигур в конкретной позиции. Порой они довольствуются самыми общими соображениями относительно того, насколько важна та или иная фигура или пешка. Но нельзя всё время витать в облаках! Подобно тому, как в один прекрасный день человек просыпается и понимает, что чувствует себя не очень хорошо, шахматные фигуры иногда в удивлении оглядываются вокруг и вопрошают: «Кто я? Слон или, может быть, пешка, которой уготована великая судьба?»

В настоящей главе главное внимание мы сосредоточим  на чрезвычайно важной теме материальной ценности фигур. Мне трудно достаточно убедительно объяснить, почему так важно изучить следующие страницы. Но неверные представления, которые многие игроки получают об этой стороне шахмат, остаются с ними на долгие годы. Давайте постараемся избежать подобной ошибки.

 

Лишний материал и Без материала

 

Слово «материал» вы будете часто слышать от шахматистов. Значение его совсем несложное: имеются в виду пешки и фигуры, находящиеся на доске, сколько у вас осталось «бойцов». Чтобы верно определить материал, необходимо обратить внимание на две вещи: количество боевых сил и их качество. Сначала рассмотрим «количественную» сторону:

Нетрудно установить, что у обоих игроков одинаковое число пешек. Шахматисты в таких случаях говорят, что на доске «материальное равенство».

 

А здесь у белых на пешку больше – 6 против 5. На языке шахмат, у белых лишняя пешка. Соответственно, чёрные без пешки. Можно предположить, что белые очень довольны, тогда как чёрным не до смеха.

 

В этой позиции у чёрных аж целый лишний ферзь, так что вполне уместно поинтересоваться, не пора ли белым выбросить белый флаг.

 

Как вы можете догадаться, в большинстве случаев лучше иметь лишний материал, чем быть без материала. В поединках гроссмейстеров отсутствие одной или двух пешек нередко является достаточным основанием для сдачи партии! На практике даже считается дурным тоном (и неуважением к сопернику) продолжать борьбу, оставшись без слона или коня. Начинающему это может показаться безумием. Почему нужно сдаваться только потому, что потерял фигуру? Неужели у этих гроссмейстеров не хватает смелости играть дальше? На это могу лишь ответить, что когда вы станете понимать игру лучше, то увидите, как легко умелый шахматист наносит вам поражение, стоит вам бесплатно отдать какой-нибудь материал. Пока же вам придётся поверить мне на слово, что отдача пешки или, не дай бог, фигуры имеет, как правило, катастрофические последствия. Для профессионального шахматиста, зарабатывающего на жизнь игрой, потеря любого материала без достаточных на то оснований – это шажок в сторону уменьшения своего семейного бюджета! (Должен, правда, сказать, что начинающим я всё-таки рекомендовал бы играть до самого конца, так как им необходимо понять, насколько плохо они на самом деле играют.)

 

Таблица ценности фигур

 

Число имеющихся боевых единиц не единственный и даже не самый важный фактор при оценке материала на доске. Не менее значимо и качество этих единиц. Чтобы лучше разобраться в данном понятии, нужно взглянуть на следующую таблицу.

 

Пешка

1

Конь

3

Слон

3

Ладья

5

Ферзь

9

 

Приведённая схема отражает относительную ценность каждой фигуры (т.е. насколько велика ценность фигуры или пешки по сравнению с другими боевыми единицами). При определении того, на чьей стороне перевес в материале, качество сил нередко оказывается важнее их количества. Вот что я имею ввиду:

У белых шесть боевых единиц на доске (королей мы не считаем, так как их снимать с доски нельзя), у чёрных же только одна. Но зато какая! То, чего чёрным недостаёт в количественном отношении, они с лихвой компенсируют качеством. Ферзь, оцениваемый в 9 пешек, явно лучше шести жалких пешек, которые даже не смогут на него напасть.

 

Ещё одна позиция на тему «количество против качества»:

У белых четыре боевые единицы против одной у чёрных, но перевес по-прежнему на стороне чёрных, так как ферзь обладает слишком большой мощью. Что и подтверждает следующая таблица:

 

 

Белые

Чёрные

 

2К=3+3=6

Ф =9

 

2п =1+1=2

 

Итого

8 пунктов

9 пунктов

 

Каким образом при взгляде на доску можно быстро определить, какая из сторон имеет материальный перевес? С помощью простого сравнения: сравните каждый тип фигуры у обеих сторон от самой слабой до самой сильной (или наоборот), а затем посмотрите, сколько у кого одинаковых фигур. Сравнивать можно как то, что находится на доске, так и то, что было съедено. Годятся оба способа, но опытные игроки предпочитают оценивать то, что осталось на доске, поскольку именно там происходит действие. Посмотрите на следующую диаграмму:

 

 

Белые

Чёрные

Пешки

6

6

Кони

1

1

Слоны

2

1 (у белых на одного слона больше)

Ладьи

1

2 (у чёрных лишняя ладья!)

Ферзь

1

1

 

Такое быстрое сравнение показывает, что у чёрных лишняя ладья, а у белых – лишний слон. Согласно таблице ценности фигур, у чёрных на два пункта больше.

Поначалу метод сравнения может показаться утомительным, но это чрезвычайно полезный приём, который необходимо развивать. Со временем вы научитесь пользоваться им быстро и легко. В конце главы вас ждёт ряд тренировочных упражнений.

 

Если бы всё было так просто

 

Десятилетиями шахматные наставники (в том числе и я) просили своих учеников заучить приведённую выше таблицу для последующего её применения во время шахматной партии. Как путеводитель в деле оценки выгодных и не очень разменов эти цифры достаточно хорошо показали себя на практике. Но проблема в том, что, как и у упомянутых ранее фондовых рынков, ценность фигур не является абсолютно твёрдой величиной, и исключения случаются гораздо чаще, чем можно было бы думать. Игроки с глубоким пониманием того, что составляет ценность данной фигуры, и не очень доверяющие таблице, гораздо ближе к истине, чем те, кто слепо верит в указанные в ней числа. Попробуем глубже проникнуть в тайны, скрытые за этой несовершенной схемой.

 

Сказка про Золушку

 

Как уже утверждалось, пешки – наименее ценные боевые единицы на доске. Они передвигаются со скоростью улитки, не могут ходить назад и им постоянно преграждает путь другая пешка или фигура. Они положены в основу шкалы оценки материала, в том смысле, что каждая фигура оценивается по тому, сколько пешек она стоит. Всё довольно просто. Но что произойдёт с этими оценками, если падчерица-замухрышка, которую все понукают, вдруг станет королевой бала? Взгляните на следующее положение:

Сколько, по-вашему, стоит здесь каждая белая пешка? Пехотинец на b2, например, не выглядит особенно сильным. Это просто обычная пешка, которая была бы рада, если бы её силу оценили в 1 пункт. Если же обратиться к пешке на d5, у нас будет совсем мало оснований оценить её в этот 1 пункт. Хотя она далеко продвинулась (и находится в центре), чёрный король вот-вот съест её. Мы видим, что данная пешка уже практически потеряна и на самом деле не стоит даже того дерева (или пластика), из которого она сделана. Итак, эта пешка не стоит ничего. Переключив внимание на пешку h7, мы заметим, что ничто не может помешать ей ступить на восьмой ряд. Совсем скоро вместо скромной пешки на доске появится фигура аристократических кровей, вероятнее всего, это будет её величество королева. Мы уже практически видим, как светится тиара у неё на голове, и чувствуем, как от неё пахнет дорогими духами! Эта «пешка» начнёт брать фигуры противника в плен, и партия будет с лёгкостью выиграна. Если же эта партия из последнего тура важнейшего соревнования, такая пешка может принести вам несколько тысяч долларов. Можно без особого преувеличения сказать, что она стоит девять пунктов.

 

Рассмотрим другую позицию.

У обеих сторон по три пешки, но у белых имеется то, что называется в шахматах отдалённая проходная. Пешка a – это чистокровный рысак, который стремится к финишной черте. Чёрный король должен остановить его. Проследим, как будет разворачиваться борьба.

1.a7! Крb7

У чёрных нет выбора, они не могут позволить белой пешке двинуться дальше. Теперь белые меняют направление атаки.

2.Крd6! Крxa7

У чёрных сейчас три пешки против двух у соперника. Но это совсем ненадолго!

3.Крe7!

3...Крb6

Чёрная пешка f не может убежать от короля, прыгнув сразу на две клетки, так как белые всё равно возьмут её, используя правило взятия на проходе.

4.Крxf7 Крc6 5.Крxg6 Крd6 6.Крxh5

Пешка a погибла не напрасно. Белый король уничтожил все чёрные пешки и теперь будет сопровождать триумфальное шествие собственных пехотинцев к восьмому ряду. Белые пешки g и h ожидает славная карьера, но совершенно ясно, что подлинным героем всей этой истории является пешка a. Дать ей количественную оценку невозможно. Её потенциальная возможность стать королевой диктовала ход поединка, в результате, белые довольно легко добились победы.

Из приведённых примеров внимательный читатель, без сомнения, сделает вывод, что оценка силы фигуры зависит от ситуации на доске. Ни одна фигура или пешка на самом деле не имеют точной ценности: может существовать целый ряд причин, из-за которых их ценность колеблется. Проанализируем следующее положение.

Во сколько пунктов вы бы оценили белую пешку?

 

Пешка a находится в шаге от превращения ферзя, но безболезненно сделать это ей мешает чёрный слон. Белые никогда не смогут прогнать слона с большой диагонали, а это значит, что им придётся смириться с неизбежным и позволить сопернику забрать ферзя. Однако, вопрос звучал так: «Во сколько пунктов вы бы оценили белую пешку?». Стоит ли она хотя бы один пункт? Или же она стоит почти девять пунктов? Чёрным она будет стоить слона. Значит ли это, что её стоимость равняется трём пунктам? Ведь если бы у чёрных вместо слона была ладья, за пешку пришлось бы отдать и ладью. Тогда бы она стоила пять пунктов? На мой взгляд, пешка здесь не имеет никакой ценности. Более того, не стоит даже говорить о самой идее оценки этой пешки.

Игроки, слепо доверяющие таблице ценностей фигур, часто разменивают фигуры и пешки чисто механически. Они являются рабами цифр, не сознавая, что сами эти цифры меняются в зависимости от контекста. Надеюсь, что, усвоив этот простой закон, вы тоже будете более гибко действовать за доской.

 

Приведу ещё несколько интересных положений, в которых обычная ценность пешки меняется, причём как в большую, так и в меньшую сторону:

Здесь две связанные проходные пешки просто не имеют цены. Белый ферзь не в состоянии помешать хотя бы одной из них превратиться в королеву.

 

Белый слон не даёт чёрной пешке a двинуться вперёд. Чёрные играют 1...Фxb3! 2.cxb3 a2!. Пешка теперь будет превращена в ферзя, которого вынужден будет взять белый ферзь, в результате чёрные останутся с лишним слоном. Пешка оказалась такой важной, что стоило отдать ферзя, чтобы она смогла двинуться вперёд и достигнуть поля превращения.

 

Две пешки на шестом ряду легко побеждают в борьбе с ладьёй. Неважно, что предпримут чёрные, одна из пешек неизбежно станет ферзём.

 

Белые и так сильно отстают в материале, а тут ещё под ударом находится их пешка c. Правда, они как будто могут двинуть её на восьмой ряд и сразу превратить в ферзя. Тогда уже у них будет лишняя пара пешек. Но не стоит торопиться! На 1.c?? чёрные могут ответить 1...Фe1#. Если белые откроют королю путь для отступления (скажем, сыграют 1.g3), тогда чёрный ферзь мгновенно снимет с доски пешку c. Кажется, что белым не спастись. Но (о чудо!) они всё-таки находят спасительное продолжение. Играя 1.c+!, белые превращают пешку в коня, объявляют шах чёрному королю, одновременно атакуя и чёрного ферзя (такой приём называется вилка). Чёрные должны сходить королём и позволить сопернику забрать ферзя. После чего белые выигрывают, имея большой материальный перевес.

 

Ценность пешек не только возрастает. Она может и уменьшаться.

В этой крайне маловероятной позиции пять белых пешек ничего не стоят. Чёрный король может просто топтаться туда-сюда в углу, и самое большее, что могут сделать белые – это поставить ему пат. Белые с радостью отдали бы все эти пешки за всего лишь одну где-нибудь в другой части доски. Когда пешки расположены таким образом, они часто теряют свою силу (а значит, и ценность). Следующую похожую позицию следует знать всем:

Несмотря на то, что у белых слон и пять пешек (теоретически, у них на целых восемь пунктов больше!), данное положение является ничейным, так как чёрного короля невозможно вытеснить из угла. Пять пешек не имеют никакой ценности сами по себе, а слон не в состоянии помочь им пройти в ферзи. Белые были бы рады отдать четыре пешки, а взамен переместить слона на поля другого цвета!

 

Решающим продолжением здесь является 1...a4!. Обе пешки белых теперь пригвождены к месту одной чёрной, так как на 2.b4 последует взятие на проходе - 2...axb3. Белую пешку b шахматисты называют отсталой, так как она не может быть защищена пешкой по соседству. По этой причине отсталые пешки нередко считаются менее ценными, чем другие.