4

 

         Когда они приехали, на Ольге было платье голубого цвета, столь новомодное, что ничего подобного нельзя было встретить даже на столичных приёмах у генерала Салазара.  Она словно сошла с рекламного плаката. На Ольге была широкополая шляпа, надетая набекрень, на губах помада, на ресницах тушь, а на ногах туфли на высоком каблуке. Поезд ещё только замедлял ход, а на перроне вокзала жители Риу-Прету уже радостно приветствовали шахматного гения. Но как только на подножке вагона за спиной Капабланки показалась Ольга, все сразу перестали хлопать, замерев от восторга.

         Капабланка полностью оправдал их ожидания. Он прибыл в это захолустье в сопровождении самой красивой женщины, которая когда-либо здесь появлялась. В то время как Ольга спускалась с поезда и их неуклюжим поклоном приветствовал представитель городских властей, толпа встречающих пребывала в благоговейном молчании. Всем было ясно, что человека такого масштаба и такого ума могла сопровождать только такая женщина. Настоящая королева, одна из тех, о которых рассказывалось в книжках, и изображения которых можно было увидеть лишь в иллюстрированных журналах. Но кому как не великому шахматисту знать, как обращаться с королевами.  

         Едва прибывшие высокие гости направились к выходу со станции, приветственные возгласы и рукоплескания возобновились с ещё большей силой. Вместе Хосе-Рауль и Ольга составляли идеальную пару.

 

         В то время в Риу-Прету была только одна гостиница: старый постоялый двор, украшенный цветами. Капа и Ольга были самыми знаменитыми постояльцами, когда-либо снимавшими здесь комнату, и хозяйка гостиницы от смущения заливалась краской каждый раз, когда они проходили мимо. Однако Ольга была со всеми приветлива и доброжелательна. Это место ей очень нравилось, нравилось своей простотой. К тому же, именно здесь в глазах Капабланки снова появилась надежда. Надежда, что Хосе-Рауль наконец-то излечится от "чёрной", по его собственному выражению, меланхолии.