Печать
Категория: Статьи
Просмотров: 1177

Немецкое издание

 

10

 

         Он вспомнил, что у Пола Морфи был такой же лоб, как у этого другого американца. Однако, по словам дедушки, Морфи не обладал профилем голливудской звезды, как его теперешний соперник. Кожа у него была совершенно гладкая, почти полированная, руки короткие, кисти маленькие с чётко видными венами, а грудь едва выдавалась вперёд. Он производил впечатление человека инфантильного и уязвимого, противоречил этому только стиль его игры. Хосе-Рауль много раз просил закончить рассказ о Морфи, он хотел знать, что с ним было дальше, когда тот вернулся домой. Но дедушка, то ли потому что больше ничего не знал, то ли просто не хотел говорить, оказался очень немногословен. «Один из немногих стоящих американцев, что я знал», - повторял он каждый раз. И больше ничего. Чтобы хотя бы частично удовлетворить его любопытство, отец заполучил во владение записи некоторых партий Морфи, и прохладными зимними вечерами они вместе разыгрывали их после ужина. Однако, если Хосе-Рауль пытался что-то выяснить о биографии Морфи, отец тоже уклонялся от ответа и отправлял его спать. Лишь однажды вечером он вдруг снизошёл до ответа.

- Морфи был адвокатом, - сказал он сыну, - так же, как ты станешь инженером. Он уехал работать в Луизиану, женился на девушке из общества, и у них было много детей.

         Капабланке это казалось невозможным.

- А он продолжал играть? – задал он ещё один вопрос.

- Нет, перестал, когда обыграл того, кого считал своим самым главным противником.

 

         И это были последние внятные объяснения, прозвучавшие в семье на эту тему.