Печать
Категория: Статьи
Просмотров: 4388

Начинаю публикацию пробного перевода художественного романа на шахматную тему. На русский язык будет переложен роман итальянского писателя Фабио Стасси "Реванш Капабланки", опубликованный на языке оригинала в 2008 году (Fabio Stassi - La Rivincita di Capablanca). Сам автор во вступлении предупреждает, что это не роман о Капабланке, а фантазии автора, отправной точкой для которых послужила биография великого кубинского чемпиона. 

Переводчики заранее предупреждают читателя о черновом и сокращённом характере данного перевода. Если у читателя возникнут какие-либо замечания или уточнения по качеству перевода, а также любые идеи и мысли относительно соответствия данной книги реальной шахматной истории, просьба писать любые реплики (вплоть до рецензий!) в комментариях

(здесь или в группе В Контакте: https://vk.com/club103049711

 

 

Фабио Стасси

Реванш Капабланки

Черновой перевод с итальянского С.Худякова и В.Ананикова

 

         Главного героя этого повествования лишь по чистой случайности зовут Хосе-Рауль Капабланка. Всё началось около года назад. Один писатель, которого я очень люблю, за несколько дней до своей гибели в автокатастрофе  прислал мне небольшое письмо. В нём упоминалось имя великого кубинского шахматиста. Литератор этот был большим поклонником шахматной игры, и позже выяснилось, что последней книгой, которую он собирался написать, должна была стать художественная биография Капабланки.    

         С тех пор я всё время об этом думал, идея такого произведения буквально не давала мне покоя. В течение долгого времени имя Капабланки неотступно преследовало меня. Однако, когда я всё же решился приступить к работе и начал писать первые страницы, это было уже повествование не о подлинном историческом персонаже, который родился на Кубе в 1888 году и после памятного матча с Ласкером в Гаване стал в 1921 году чемпионом мира (по крайней мере, не совсем о нём). Имя Капабланки превратилось в символ, за которым стоит история жизни великого человека, и мне никогда не удалось бы рассказать её так правдиво, если бы я использовал какое-нибудь вымышленное имя.

         Поэтому я должен дважды попросить прощения: во-первых, у моего любимого писателя - за то, что я всё-таки написал эту книгу, я бы предпочёл, чтобы она вышла из-под его пера; и во-вторых, у самого Капабланки, к которому я отношусь с глубоким уважением - за то, что я в этом произведении, помимо имени, использовал ещё и некоторые эпизоды из его биографии.

         Как известно, персонажами романов часто становятся мошенники и негодяи, которых преследуют и постепенно выводят на чистую воду, но нередко их фигуры (и смысл всего произведения) всё равно остаются  мелкими и незначительными.

 

Эшторил. Воскресенье, 24 марта 1946 года

1

         В то утро в небо над Эшторилом взлетела стая голубей. Швейцар гостиницы "Англия" видел, как они пролетели в нескольких метрах от него, когда осматривал неровные плитки на террасе. Несколько плиток было разбито, и сквозь них были видны куски гудрона. Он опустился на одно колено, чтобы лучше их рассмотреть, и как раз в этот момент он чуть не упал от резкого и неожиданного звука хлопающих крыльев.  

         Спустя несколько минут госпожа Изабел поднялась на верхний этаж здания, в руках у неё было ведро и чистые простыни. Она повернула ключ в замочной скважине самой дальней по коридору двери. В этом номере из-за непрерывных дождей на потолке расплылись крупные сырые пятна. Эти пятна не исчезали, несмотря на то, что она каждое утро распахивала окна. Когда госпожа Изабел включила свет, первым делом она взглянула именно на потолок.  

         На обстановку в комнате она обратила внимание не сразу.

         Постоялец сидел, глубоко провалившись в кресле. В руке он сжимал раскрытую деревянную шкатулку. Напротив него, на неубранной постели, в беспорядке валялись шахматные фигуры. На постояльце были чёрные брюки и пальто, словно ему было холодно в этой комнате. Растрёпанная прядь волос спадала ему на лоб, а кожа на щеках казалась бледной и мягкой как воск. Только по выражению лица, на котором навсегда застыла неестественная гримаса сильнейшего гнева, можно было догадаться, что он уже мёртв.    

         Инспектору, который позже её допрашивал, госпожа Изабел всё время твердила, что она на всякий случай постучала, прежде чем открыть дверь.  "Мне никто не ответил", - сквозь слёзы повторяла она.

         Комната хранила следы борьбы или приступа ярости. Обе дверцы шкафа были открыты, угол ковра на полу задран кверху, один стул опрокинут,  а остатки ужина валялись на полу возле упавшего у стены столика. Иностранец заказал обед в номер, как делал уже неоднократно, и гостей вечером не ждал. Судмедэксперт предположил обострение цирроза печени либо сердечный приступ: произвести такой беспорядок можно было только в результате обморока, беспомощности тела при падении, когда пытаешься ухватиться за что-нибудь в последний момент или добраться до кресла... Однако газеты впоследствии писали совсем о другом, и эта "истинная" причина смерти выглядела настолько глупо, что даже опрошенным работникам отеля казалась неправдоподобной: "несчастный подавился куском мяса".

         Немногочисленный персонал гостиницы был напуган произошедшим. Вестибюль отеля очень быстро наполнился невероятным числом агентов полиции. Через некоторое время выяснилось, что этот молчаливый и неряшливый господин, снявший комнату в их гостинице, был чемпионом мира по шахматам. Служащие и соседи иногда видели, как он играл сам с собой, но ни за что бы не поверили, что перед ними действительно сильнейший шахматист планеты. У этого человека не было ни друзей, ни знакомых, и за две недели он так никому и не объяснил своё настойчивое стремление к одиночеству. В книге постояльцев сведений о нём было записано немного. Имя и фамилия: Александр Алехин. Родился в России. Гражданство французское. Далее следовала подпись.

         Тем временем к месту происшествия стали прибывать репортёры. Газета "Лисбоа" уже сообщала о возможном пребывании Алехина в Эшториле, и всем поклонникам чемпиона мира было понятно, что его матч с Ботвинником после связанного с войной перерыва неизбежен, но потом эта тема больше не поднималась.

         Теперь, когда война закончилась, независимо от того, верны или нет были слухи, что Алехин часто посещал резиденции нацистских бонз, его имя нежелательно было упоминать и в Португалии, хотя в прежние годы Салазар неоднократно принимал у себя Алехина. Лучше писать про "Бенфику", чем обращать внимание читателей на связи португальского государства с людьми, скомпрометировавшими себя коллаборационизмом. Такое решение было принято в цензурном ведомстве. Португалии не следует подвергать себя риску быть поставленной на одну доску с Испанией как страна, дающая убежище людям, которые пытаются спастись бегством и укрыться от правосудия за океаном. Даже если речь шла о тех, кто сам не был нацистом, но запятнал себя хоть каким-то сотрудничеством с ними.          

         Поэтому подручные инспектора Висенте Суареша вежливо, но решительно удалили немногих собравшихся журналистов. Затем они привели в порядок комнату русского чемпиона, причесали ему волосы, застегнули пальто, передвинули кресло в центр комнаты, перенесли остатки ужина на другой столик, а рядом с подносом и тарелками поставили и раскрыли обнаруженные ими дорожные шахматы. Фигуры на доске были расставлены в начальной позиции, словно постоялец собирался начать новую партию. В заключение они сфотографировали место происшествия. Фото могло пригодиться для подтверждения версии о том, что несчастный действительно подавился. В итоге португальские газеты ограничились кратким сообщением о произошедшем, которое было перепечатано международной прессой.

 

  

         Никто и никогда не сумел бы описать ту детскую улыбку, с которой за день до случившегося малыш Шавьер выходил из гостиницы "Англия". Всего несколькими часами ранее этот мальчуган  сошёл с поезда на вокзале Росиу. На нём была куртка больше на несколько размеров, а через плечо висел пустой ранец. С поезда он сошёл с затаённым гневом и с агрессивными намерениями. Маленький мальчик с тёмными волосами и чёрными глазами, но с руками взрослого человека.     

 

         В течение трёх недель тело Алехина находилось в морге Лиссабона, но никто его так и не затребовал. Пришлось федерации шахмат Португалии взять на себя организацию церемонии погребения. Присутствовало на этих похоронах человек десять, не больше.