Печать
Категория: Статьи
Просмотров: 904

17

 

Шавьер продолжал рассматривать его, сидя на земле арены. Он уже его видел, но никак не удавалось вспомнить, где именно. В голове всплывал образ человека на палубе какого-то океанского парохода, крепкие руки лежат на перилах, а глаза обращены к горизонту. Но возможно, что он просто спутал его с портретом на иллюстрированной обложке журнала, которую видел в единственном киоске этого селения. На ней, несомненно, был изображён какой-то важный человек: принц, актёр или дипломат. Внешне Капабланка был абсолютно невозмутим. Он знал, что американец отправит в бой второго коня. У него же будет выбор: вывести слона и затем сразу рокировать либо действовать более осторожно – сходить вперёд ещё одной пешкой. Из-за напряженного внимания присутствующих время словно бы застыло. Шавьер подумал, что точно такое же было ощущение, когда в порту Назаре ожидали возвращения отца, который отправился в море за рыбой. Тогда на пристани все как будто замерли и почти не двигались несколько часов. И никто не объяснял ему, почему. Он понял, в чём дело, только когда увидел лодку, приближавшуюся к берегу. Её несло течением. Пустую и перевёрнутую.    

 

Капабланка ещё некоторое время изучал ситуацию на доске, затем с бесстрастным лицом сделал ход слоном. Он хотел добиться победы как можно быстрее, пусть даже при этом вид у него будет несколько самонадеянный. Капабланка чувствовал, что находится в великолепной форме, как когда-то, когда его никто не знал, и ему всегда удавалось удивить своего противника. Беспокоило Капабланку лишь воспоминание о пауке, которого он оставил в ванне. Американец наверняка ожидает от него осмотрительной игры, а он намерен огорошить его агрессивными атакующими действиями, возможно, даже провести комбинацию наподобие тех, что позволял себе лишь в молодые годы.